gorojanin_iz_b (gorojanin_iz_b) wrote in bar_chk,
gorojanin_iz_b
gorojanin_iz_b
bar_chk

Великая загадка Великой Стены

Давно просились воплотиться в отдельный пост комментарии о крупнейшей якобы постройке древнего мира - Великой Китайской Стене.
Воплощаю.




Напомним школьные знания, чтоб больше про них не вспоминать. Великую Стену строили императоры с первой в истории Китая империи Цинь в 3 в. до н.э. до династии Мин (1368-1644 гг).

*

Начнем знакомство с репортажа со строительства древней стены в древнем форпосте китайского буддизма Датуне. Древнюю стену этого древнего города делают и сейчас, и мусор времен Мао выкапывают.















Проекту "история" в части письменных памятников пятый век; материальных - около четырех, но только в Европе, а в Китае практически все древности моложе.

Выдающийся востоковед, автор учебников и словарей Д.М. Позднеев в обширных очерках в Журнале Министерства народного просвещения, основном методическом пособии РИ, Вопросы древней истории Китая и Заметки об изучении Китая в Лондоне и Париже в 1894 году не знает и не пишет о Великой Стене как о современном памятнике, пару раз упомянув как об объекте глубокой древности.

Основатель советской синологии В.М. Алексеев, изучавший историю, культуру, архитектуру, путешествуя по Китаю, минимум трижды пересек Великую Стену, но не видел ее и следов ее, не встретил упоминаний о ней. В труде Алексеева 1907 года есть выражение "китайская стена" как имя нарицательное, объект глубокой древности, вовсе не современный ему.

В монументальной книге востоковеда, жившего в Пекине в 1920 году, К.А. Харнского, образце зарождавшегося "современного подлинно научного китаеведения" Китай с древнейших времен до наших дней 1927 года полностью отсутствуют описание, значение, этапы постройки Великой Стены, она упомянута в одном абзаце как древний объект императора Цинь Ши (259-210 гг до н.э.). Далее помянута мельком, исключительно как давно не существующая древность.



В российских, затем советских школах и без "подлинно научного китаеведения" Стена изучалась одной фразой, в числе деяний того же императора Ши в 3 веке до н.э. Учебник российского и советского профессора Р.Ю. Виппера, издававшийся для российской школы с 1903 года, советской - в 1925 году.



О ней не знают ни ученый и писательский актив Харбина, ни участники событий на КВЖД, ни участники Советско-Японской войны 1945 года, которые должны были видеть ее.

Образованные люди по-любому обязаны были знать о столь выдающемся объекте, в каком бы разваленном виде он ни был. Откройте и смотрите: Стена дважды пересекает КВЖД.

Много лет спустя Стена появилась на картах боевых действий. Поминаться в мемуарах стала в 1960-х годах, явно по указанию, о чем явным образом дал понять тем, кто понимает, командующий советско-монгольской группой Забайкальского фронта генерал И.А. Плиев.

Генерал выполнил пожелание, но так, что пожелателям было бы лучше, чтоб он этого не делал. Фактически показал внимательному читателю, что было в 1945 году, и что построено при Мао Дзэдуне. В 1965 году в книге "Через Гоби и Хинган" дал фантастическое описание и повторил его в книге "Конец Квантунской армии" в 1969 году.





Совсем далеким от темы сообщу, что ни Стена не сложена из гранита; что высота ее в районе для туристов в среднем 7,5 м, в максимуме до 10 м с зубцами; что никаких вторых и прочих линий у Стены нет; что крепостей вдоль Стены отродясь не было. И чтоб не было никаких сомнений в том, что автор показывает фантастику, зная и давая понять, что это фантастика, а не образ из древности, он завершает описание прекрасной фразой "Время оказалось бессильным разрушить это уникальное творение многих миллионов людей древности"!

Для чего авторы прибегают к демонстративной, всячески подчеркнутой лжи? Читатели давно знают: чтобы добиться противоположного понимания. Так поступил член Комиссии Наполеона Франсуа-Шарль Сесиль, добавивший в изображение Великих пирамид сумасшедшую деталь, показывающую и школьнику, что оно ложное. Похожим образом поступил и наш современник Фоменко, коему надлежало открывать для рунета и мира Великую Тартарию, но он сделал это так, чтобы понимающие поняли, что он не имеет к ней отношения и от нее не в восторге... Загляните, кому интересно.

Генерал прямо показал на карте единственные два участка Великой Стены, имевшиеся в 1945 году, сделанные в 19 веке (ниже об этом): возле славного города Калгана и в пригороде Пекина.



Сравнивайте с любой картой следующих лет, хоть знакомой любому по школе, разница - это и есть работа трудармий Мао. Браво, товарищ генерал!

Первое попавшее:



Мало того, генерал отыскал в своем архиве фото с реальным обликом Стены, коими сопроводил свое фантастическое описание. Вот эта розваль, успевшая после постройки в середине 19 века почти полностью развалиться, по которой "может свободно проехать автомобиль" ))





Знал ли генерал, что Стена масштабно строилась после войны, а не только перестраивались лично виденные им два участка? Разумеется. Имея с войны связи и друзей в верхушке МНР и КПК, как не знать? Объективно, для истины о Стене эти несколько строчек и карта с фотографиями важнее, чем все труды китаеведов о ней. Спасибо, Исса Александрович.

*

Немного о качестве древнего объекта, которое само по себе скажет про истинную древность.

Это общеизвестное обрушение вследствие дождя 2012 года.



Это обрушение 2018 года, недавно отремонтированный участок.



2016 год. Оползни рушат Стену.



А это и рушить не надо. Само валится. Очень плохое качество Стены у трудармии Мао Дзэдуна.



А это аж 2003 год. Ни ливней, ни оползней. Рушится само.



На двух последних снимках и не строитель увидит, почему рушится стена. Цемент очень сильно экономили или воровали. В кладке не раствор, а почти песок.

*

Теперь пойдем смотреть исторические свидетельства.

Помимо названного Алексеева, Великую Стену должны были видеть другие путешественники.

Н. М. Пржевальский уделил в 1 томе книги "Монголия и страна Тангутов. Трехлетнее путешествие в Восточной нагорной Азии" (1875) один абзац. Из лично виденного описал в одном месте провиции Ганьсу глиняный вал "саженей трех", по слухам когда-то имевший сторожевые башни через 5 миль и тянувшийся до Пекина.



*

Г. Е. Грум-Гржимайло в словаре 1892 года описал 4-тысячеверстную Стену из легенды и глинобитный вал и "безформенныя груды камней" в двух местах и той же Ганьсу.



*

Франц Кафка, никогда не бывший в Китае, описал Великую Стену.
Как строилась китайская стена



Рассказ написан, считается, в 1917 году, но опубликован после смерти писателя в 1931. Типичный для цеха вброс в литературу до исполнения в натуре. Как делалось с Вавилоном, пирамидами Гизы, Стоунхенджем ...

И если прочесть внимательно, выясняется, что Кафка написал философский рассказ-метафору, где описаний Стены вообще нет, а в нескольких фразах о географии Стены написана галиматья.

*
Считается, что Маннергейм, путешествовавший в Китае в те же годы, что Алексеев, упоминал о Великой Стене.
В реале Маннергейм упоминал прохождение ворот Цзя-юй-гуань - западной заставы на перевале. Это все, что есть о Великой Стене. Журнал "Вокруг света", основной источник знаний об экспедиции Маннергейма в рунете, использовал статью финского аналогичного журнала 1990 года. Где разумеется застава названа "западной заставой Великой Стены".

*

Идем глубже.
Английский художник Вильям Александер рисовал Стену ещё в 1792 году. После чего рисунок размножили несколько граверов и иллюстраторов.



Сам художник никогда не видел Стену, хотя и жил, и работал в Пекине.
О чем сожалел.
Источник вдохновения - некий лейтенант Пэриш, о котором нет сведений, как и рисунков его - Sir George Staunton, An authentic account of an embassy from the King of Great Britain to the Emperor of China&hellip, 1797.

Другими словами, картина, широко размноженная граверами и иллюстраторами, написана неизвестно с чего, но не с натуры, изображений-источников не существует. Не говоря уж о том, что разбегающиеся веером Стены - махровая глупость.

При таких обстоятельствах картина ничего доказывать не может. Но вполне может быть и эскизом будущего памятника.

*
Несколько фотофальшивок.

1907 год. Грубая ошибка с тенями: отсутствует тень от ближней башенки на стене, такая как от следующей башенки.



1900. Еще грубее ошибка: сравните тени от палок с тенями от деревьев и людей.



19 век. Забыли затенить все, что следовало, начиная с палки на ближнем плане.



*

Отвлечемся от истории и полюбуемся на Великую Стену в китайских источниках не для туристов.

Так описываются разрушающиеся участки эпохи Мао.

"Под ударом расширения сельскохозяйственной деятельности почти две трети Великой Китайской стены, возможно, были повреждены или разрушены, в то время как остальная часть остается в осаде, говорит Ли Линь из общества Великой Китайской Стены.
В северо-западной китайской провинции Ганьсу на карте можно увидеть более 250 миль Великой Китайской стены. Впервые он был построен во времена династии Цинь около 2200 лет назад, а через 1500 лет династия Мин восстановила его. Великая Китайская стена пережила разрушение природы более 2000 лет. Но Великая стена проигрывает битву с фермерами, живущими вокруг, которые превращают ее в тропы, укрытия в пещерах или даже удобрения для посевов..."


Но на иллюстрациях к статье никаких фермеров не наблюдается.



А это совсем печальный рассказ о той части, которую застройщик не успел облечь в кирпич, только насыпал вал. Ее фактически нет.

"Песчаные бури в северо-западной китайской провинции Ганьсу превращают участки Великой Китайской стены в курганы грязи и могут привести к их исчезновению примерно через 20 лет, говорят археологи...
Чжоу Шэнжуй, бывший куратор музея округа Миньцинь, сказал, что Национальное обследование в 1980-х годах зафиксировало более 60 километров Великой Китайской стены в округе, но они быстро исчезали.
"Частые штормы не только размывали грязь, но и разрушали стену, заставляя ее рушиться или разрушаться", - сказал Чжоу.
За последние 20 лет исчезло более 40 километров стены, и осталось только около десяти километров.
Его высота уменьшилась с пяти метров до менее чем двух. Квадратные смотровые башни полностью исчезли.
Вэй Чжаобай, 61 год, житель деревни Чэнси, городок Даба в Миньцине, сказал: "Великая стена с каждым годом становится короче".
"Когда мне было семь или восемь лет, участок Великой стены примерно в 1000 метрах к западу от моей деревни был все еще таким же новым. Мы ходили по ней, как древние воины, - сказал Вэй..."


Как это существовало тысячу лет?



Программа реконструкции в действии. Смотрите дальний план. Кто-то считает, что это строилось тысячу лет назад?



Периферия вдали от туристских зрелищ.



И просто картинки рушащейся Стены вразброс.
Кто-то реально думает, что это стояло тысячу лет?






































































*
Полюбовались - возвращаемся к истории.

В публикации 1842 года Статейного списка Ф.А. Байкова об отчете о миссии в Китайское царство в 1657 году есть такое описание:

"А стоит тот заставный город Капка меж гор каменных, а через горы с обеих сторон приведена стена каменная, камень дич. А стена высока, сажени в 3 печатных, поперег в полторы сажени. А город кирпишной, смазыван извистью. А стена де та ведена от ревенского китайского города от Сукчея 74, где родитца корень ревень китайской копытчатой 75. А камень кладен в стене небольшой, а не смазыван ничем. А башни по той стене ставлены от стены прочь, а не в стене, сажен по 10-ти от стены. А башни кирпишные смазываны извистью, а башен много. А башни велики и высоки, промеж башен сажен по 100-у. А ведена де та стена из-за Сукчея города за Китайское царьство до моря. А сказывали про то бухарцы и калмыки и китайцы".

Документ любопытный. Но дело вот в чем.

Здесь Капка - Калган - Чжанцзякоу. Здесь Сукчей, до которого эта Стена - Сучжоу (Цзянсу). Или, проще, она от почти Пекина до почти Шанхая. Где нет никаких Стен.

Еще есть Сукчей у Тибета, где действительно западный край Стены: "А ведена де та стена из-за Сукчея города за Китайское царьство до моря". Вот только описанный в том же списке маршрут Байкова идет очень далеко от этого Сукчея - через Чергу, Цаган (речка в Прибайкалье), Южную Монголию, в Канбалык (Пекин). Западный Сукчей и Стену Байков в принципе не мог видеть.

Как и любую другую, впрочем: "А город Канбалык велик ли или мал, про то подлинно неведомо, потому что с двора ходить руских людей не спускали: заперты были, что в тюрьме".

Никакой Стены, кроме городской, автор не видел. Кто-то что-то рассказал - это все свидетельство.

Печатная сажень - 148 см, 3 печатных сажени - 7,44 м. Башни не в стене, а в 10 саженях от нее. Где сочинитель "свидетельства Байкова" взял эту фантазию?

Есть и ранний вариант, изданный за 18 лет до "Статейного списка", где некоторых вещей еще не было. Прибавил их переписчик сиречь куратор переписки от создателей истории. В "Сибирском вестнике" 1824 года подробностей меньше. Очень красиво, да...

А между стольным городом Канбалыком (Пекином) и пограчниным городом Капкой создатель "свидетельства" поместил не просто стену, и не две, а восемь!







*

Отличное фантазийное описание кирпичной Стены от Бухары до моря опубликовал в "Сибирском вестнике" 1818 года Г. Спасский - Путешествiе въ Китай сибирскаго козака Ивана Петлина въ 1620 году . Башни, бойницы, стрельба, сигнальные огни, сторожевые войска, допуск в страну из всех государств через единственный в Стене вход... - все сказки на месте.







Забавное примечание. Когда начата Стена, неизвестно, но строили более 100 тысяч человек и закончили за два века до Р.Х.



Проблема в том, что писание "сибирскаго козака" без вариантов признано фальшивкой и плагиатом более раннего памятника - "Путешествия казацких атаманов Ивана Петрова и Бурнаша Елычева в Китай в 1567 году". Стена в нем была даже не в проекте, а в идее, от моря до Бухары ))



Проблема с этим свидетельством, впервые упомянутым Н. М. Карамзиным в 1818 году в 9 томе "Истории государства Российского" и повторенным И. П. Сахаровым в 1849 году в "Сказаниях русского народа" в том, что оно давно и без вариантов признано фальшивкой. Конструктив в том, что еще и в 1818 году представление о Стене было туманным, проекта не было в помине.

*

В труде первого отечественного синолога А. Л. Леонтьева, бывшего в Китае в 1743-56 годах в составе миссии и в 1767 году в составе посольства Кратчайшее описание городам, доходам и протчему Китайского государства. 1778 нет никаких Стен. Описаны внутренняя и внешняя городские стены Пекина в 3 и 10 верст и все стены всех городов. В главе "Великолѣпныя въ Пекинѣ и около Пекина строенiи" описаны десятки жертвенников, храмов, дворцов, "присудственныхъ мѣстъ". Пригородной части Стены нет и в помине.

*

А это, похоже, первый подробный проект Стены. Его изложил глава духовной миссии архимандрит Иакинф Бичурин в книге "Записки о Монголии" 1828 года, дополнив собственными впечатлениями 1807-08 годов.



В книге несколько упоминаний и глава о Стене.

Сам автор не видел ничего, кроме неказистых остатков земляного вала.
Собственные впечатления подчеркнуты.



В главе о Стене Иакинф разворачивает широкое историческое полотно из династий строителей Стены, без географических и технических особенностей, лишь изредка вставляя краткую информацию о текущем состоянии. Стоит привести всю главу - это прекрасный проект!













Поднявшись на вал, как и поля вокруг, засеянный рожью и ячменем, к редким башенкам, автор и сам признает, что они новопостроенные.



Таким образом, можно уверенно говорить, что в начале 19 века отдельные башенки уже делались, никаких "стен с бойницами на юг" из творчества академика Левашова не было в помине, черновая версия Стены в виде земляного вала местами уже набрасывалась, пригородной части Стены, нынешней туристской достопримечательности, не существовало.

Предшественник Иакинфа, проделавший в том же 1808 году обратный путь из Пекина, архимандрит Софроний (Грибовский), пригородную часть Великой Стены также не видел, невнятные бугорки и первые башенки не счел нужным описывать, отметил в очерке в "Сибирском вестнике" 1823 года только разваливающиеся стены большинства городов.





*

Не появилось Великой Стены в пригороде Пекина и через 12 лет после проезда Иакинфа и Софрония, о чем поведал участник духовнй миссии майор Егор Тимковский в том же "Сибирском вестнике" 1823 года. В декабре 1820 - мае 1821 года майор описал только "древнiй валъ, составлявшiй стѣну города при Юаньской династiи".





*

Через четверть века еще один синолог-архимандрит Палладий (Кафаров) в книге Дорожные заметки на пути по Монголии в 1847 и 1859 гг. застал Стену чуть более отстроенную.

Появляется вот такое, хотя и с замечанием, что это сделала династия Мин, 17 век. Потихоньку династия Мин возводит фрагменты будущей Стены))

"Восходя широким отверстием на юг, ущелье Гуань гоу идёт на север сужаясь и поднимаясь. 15 ли до крепости Цзюй юн гуань, с надписью "Тянь ся ди и гуань", первая во вселенной крепость. Далее по трудной дороге 25 ли до Ба да лин`а, верхней точки перевала, где сходится Великая Стена, устроенная в виде обыкновенной с бойницами и амбразурами. Она восстановлена, кажется, Минами (при Минской династии); до них давно была оставлена в разрушении. Эта стена внутренняя, примыкающая в двух пунктах ко внешней, другой постройки".

"1-го июня. Бань ба. Великая Стена сложена из дикого угловатаго камня, там где бастионы; последние поздней постройки. На одном надпись: Цзинь лу тай. Далее идёт вал без камней; вместо бастионов курганы на базисе..."

"8-го июня. Долина после дождя. Великая Стена под облаками; сверху видны её курганы".

"Цзамыин худук, 41 верста. Вёрст за семь до станции, при въезде в горную долину, мы заметили древний вал, который тянется с востока на запад; сопровождавшие нас монголы называли этот вал мо-хэрме т. е. дурною стеною, в противоположность цаган хэрме т. е. Белой и Великой Стене. Они уверяли, что он тянется на восток до моря".


*

Два года спустя увидел текущее состояние Стены дипломат, писатель, горный инженер Е.П. Ковалевский, сопровождавший духовную миссию в Пекин в 1849 году и оставивший забавное описание в книге Путешествие в Китай 1853 года.

В главе о Стене сначала вполне по-писательски набросал величественную панораму со Стеной, которую в принципе не мог видеть с дороги, еще и в метель.
Затем изложил все то, что к моменту путешествия открыли историки о Стене.
Уверенно датировал за отцом Иакинфом кирпичную Стену 15 веком и назвал два участка у Датуна, где успела появиться Стена.
Посетовал, что ничего не открыли историки о постройке части Стены у Корейского залива (не всегда история делалась в литературе быстрей, чем в натуре, случалось и наоборот).
Высмеял исследователей, которые уже начали оперировать тысячами верст кирпичной 20-25-футовой (6-7,6-метровой) Стены.













В части будущей Стены за славным городом Калганом описал не просто башенки, замеченные еще Иакинфом, а башенки строящиеся, простодушно населив их сторожами (для горного инженера простительно не понимать, что сторожить отдельные башенки нет смыла в принципе и не от кого в текущей истории, ибо никаких Монголовъ, Тунгузовъ или Маньчжуровъ не нападало уже несколько веков). А в некоторых даже заржавленныя пушченки.



Пригородная Стена описана во всей красе, но лучше всего - башни, въ которыхъ въ безпорядкѣ навалены всякаго рода пушки. Редкий момент застал дипломат-писатель - оснащение памятника истории устаревшим списанным арсеналом местных вооруженных сил, пока еще в стадии завоза.



Заодно дипломат отметил и декоративный характер другого памятника - городской стены Пекина.



Забавный рисунок, коим Ковалевский снабдил книгу, зафиксировал строительство, причем с указанием, что это рисовано с натуры. Одна башня вне Стены, дальше башня в Стене, дальше вообще не достроенные башни вровень со Стеной, дальше нет и Стены, только фундамент-основание ее. Откройте полную версию и рассмотрите. Картина, литография с акварели, стоит того.

Зачем-то этот брус, подчеркнуто откалиброванный с двух сторон на пилораме и недокалиброванный с двух других, явно не с натуры, художник поместил на ближний план - как наиболее важную деталь. Прислоненный в незавершенном , временном положении.
На мой взгляд, это символ недоделанности, работы, ведущейся сейчас.
Трое персонажей тоже неспроста. Художник срисовывает готовую часть, рассказчик осматривает ее, сочинитель придумывает историю.



Автор иллюстрации художник И.И. Чмутов - участник 13-й духовной миссии, проживший в Китае 10 лет, имел возможность и увидеть строительство Великой Стены, и понять, ЧТО именно он видит, и обдумать, как передать увиденное. Что он и сделал в содружестве с приставом, сопровождавшим миссию, горным инженером Е.П. Ковалевским.

*

Ничего не изменилось в западной части Стены у славного города Калгана и через семьдесят лет после архимандрита Иакинфа.

Прикомандированный к экспедиции полковника Ю. А. Сосновского в Китай врач, путешественник, писатель П. Я. Пясецкий, автор книги Путешествие в Китае в 1874-75 гг застал только "темные пригорки с башнями какой-то разрушенной стены - остатки древней Великой Стены".





А вот окрестность Пекина, часть Великой Стены, примыкающая к городской стене столицы, к 1870-м уже отстроилась.

Полтора века назад это были проход с воротами Гуань-Гоу, ныне пригород Пекина и объект для туристов - проход Цзюйюнгуань в 60 км от центра столицы.







На следующих страницах писатель-врач, как и писатель-инженер Ковалевский, подробно описывает забавную деталь Великой Стены - "чугунные пушки въ аршинъ съ четвертью длины". В последующем, разумеется, убранную.

"Другiя такiя же пушки лежатъ еще на своихъ мѣстахъ и глядятъ чрезъ амбразуры на сѣверную сторону внизъ. Можетъ быть, нѣкоторыя изъ нихъ остались даже заряженными съ-поконъ-вѣка".

Для врача съ-поконъ-вѣка может быть и означает древность, ему простительно, но мы знаем от иезуита Фербиста, что чугунные пушки были на вооружении в золотой век династии Цин, в правление императора Канси (1654-1722), а в надежной истории применялись войсками империи Цин еще в опиумных войнах.



Далее описание являет вполне знакомую по сегодняшним видам рушащихся конструкций Стены, возведенных трудармиями Мао.

"Нѣкоторые кирпичи в стѣнахъ висѣли, держась только одной стороной, и, казалось, готовы были упасть, так что мнѣ не разъ становилось страшно при мысли, какъ бы отъ произведеннаго мною сотрясенiя какой-нибудь стѣнѣ или полу не вздумалось обрушиться в моемъ присутствiи, - опасенiе не безосновательное, такъ какъ мѣстами Стѣна начинаетъ разваливаться, во всей своей толщинѣ".

О том же напоминают кучи мусора, кирпичи, залитые известковым раствором, вмазанные деревяги...

"Въ нѣкоторыхъ мѣстахъ, гдѣ стѣны башни рушатся, видны деревянныя бревна, вмазанныя въ слой кирпича, и это дерево сохранилось замѣчательно хорошо; - но совершенно сухо и крѣпко, такъ что я съ с трудомъ могъ отломить себѣ кусокъ его для образца".

Возникают серьезные подозрения, что автор видит, что это не древность, и сдает это внимательному читателю. Под открытым небом, дождями, снегами и ветрами, с сезонными перепадами температур (в Пекине в среднем от +30° до -10°), при влажности, редко опускающейся ниже 50%, дерево не хранится веками.

И на следующей странице автор блестяще показывает, что Стена в данном месте строилась именно как памятник.





Из чего становится понятно, что и пушки, коими съ-поконъ-вѣка укомплектована Стена, он описывал не просто так, а с той же целью: дать понять, что к древности эта Стена не имеет отношения.

Словно отвечая на эту догадку читателя, автор дает живую зарисовку работ по созданию Стены, которые недопустимы в книжности и о которых ему, без сомнений, было известно: "Мнѣ живо представилась та оживленная картина, какую представляла, теперь безмолвная и пустынная мѣстность въ то время, когда происходила постройка Стѣны. Мнѣ видѣлся этотъ кипящiй дѣятельностiю муравейникъ рабочихъ, измученныхъ, усталыхъ, таскающихъ кирпичи, известь, воду, глыбы гранита, пушки, бревна и другие предметы. Исторiя гласитъ, что для постройки Стѣны было употреблено одновременн до миллiона рабочихъ..."

Люди наблюдательные и любознательные, такие как Пясецкий, Ковалевский, Чмутов, видели текущие работы по созданию памятника истории, понимали, что в публичном поле об этом нельзя говорить, но находили возможность сообщить об этом современникам окольными путями.

За 30 лет до Пясецкого, в 1847 году, синолог-переводчик З.Ф. Леонтьевский добросвестно описал в статье для Военного энциклопедического лексикона легенду из проекта и исторический облик Стены. О современном состоянии сообщил, что по завоевании Китая маньчжурами (положившими конец империи Мин в 1644-83 гг) "она лишилась свей важности и разрушилась во многихъ мѣстах; матерiялы ея потребляются нынѣ на казенныя и частныя постройки". "Чугунныя пушки" положил "съ незапамятныхъ временъ". Действительно, откуда переводчику знать об истории металлургии?

Сам З.Ф. Леонтьевский если что и мог видеть, то только пригородную часть Стены с пушками без лафетов, ибо работал в Пекинской миссии в 1819-29 годах, по Китаю не путешествовал, остальную часть жизни служил переводчиком в Азиатском департаменте МИД РИ.









*

А это, пожалуй, первое внятное появление пригородной части Стены близ Пекина - имеется в виду реалистичное, от непосредственных свидетелей.

В 1844 году французские синологи, путешественники, католические монахи, миссионеры Эварист Регис Гюк и Жозеф Габе на пути из Макао в Лхасу прошли насквозь Китай и написали книгу о своих приключениях. В русском переводе - Путешествие через Монголию в Тибет, к столице Тале-Ламы. Издание К.С. Генрих. 1866

Великой Стене уделили пол-странички.

Подтвердили, что классическая Стена из виденных ранее описаний действительно существует, но в одном месте, под Пекином. Что представляет из себя в остальных частях Стена, через которую путешественники проехали 15 раз, читайте сами.





*

И возвращаясь к традиционному "китайскому качеству". Пясецкий в 1874-75 годах застал пригородную Стену в уже осыпающемся состоянии, с вываливающимися кирпичами, мусором в башенках... Бичурин в 1807-08 годах не видел никаких стен и башен. Между этими сроками пригородная часть Стены успела появиться и обветшать. Так что строили с качеством ниже среднего задолго до Мао...

*

Ну а в этой замечательной книге миссинера, иезуита, географа, историка, без сомнений представлявшего цех создателей истории, Мартино Мартини, в книге, вышедшей в Лондоне на год раньше возвращения самого Мартини в 1655 году в Европу и Рим - спасибо за это сказочно прекрасное наблюдение блогеру is3! - мы видим чистую, голую идею Великой Стены.
На этот момент даже и городской стены Пекина, от которой отпочковалась Великая Стена, не было. Иначе бы нарисовали Великую Стену поближе к столице.







Корень топонима TARTAR, напомню, изредка встречавшийся у Карпини, Мартини и других авторов, ныне записанных в "свидетели Тартарии", был и остается всего лишь переводом корня ТАТАР, существует в качестве перевода корня ТАТАР в ряде европейских языков и в наши дни, а Тартарией - империей русов и т.д. он впервые стал только в 2000 году в интернет-версии труда Фоменко "Империя".

Книга - первое в литературе упоминание Великой Стены; в сообщениях о Китае других авторов, выходивших до Мартини, включая знаменитого Марко Поло, первый атлас мира Ортелиуса 1570 года, никакой Стены нет.

Контрольный просмотр. На вызывающих доверие картах Ортелиуса 1570 года и Даниеля Келлера 1590 года Стены нет.

*

Через год португальский миссионер-иезуит Алвару Семеду повторил Стену Мартини.



*

Через 13 лет крупнейший папский ученый, иезуит Афанасий Кирхер повторил небывалую Стену Мартини в труде China Illustrata, 1667, надолго ставшем основополагающим источником сведений о Китае, и добавил от себя пару фэнтэзийных видов Стены.







*
В 1668 году ведущий деятель Голландской Вест-Индской компании, посол в Китае в 1654-57 годах Йохан Ниеухоф показал в тогда еще Татарии огромное количество стен. Все до единой при городах, все не похожи на ВС толщиной, башнями (или отсутствием их), маршрутами... Ясно, что образец насыпной стены под кладкой он вообще не видел.







*

8 лет спустя греко-молдавский боярин, российский дипломат, ученый, богослов, географ, Н.Г. Спафарий повторил этот проект, слегка прибавив фантазий от себя, в книге "Путевой дневник от Нерчинскго острога до Пекина" 1676 года. Полюбуемся.

Понятно, что такой Стены - в основании камень великий, поверху кирпич - не существует ни в одном месте, тем более по горам. Высоты в 4 сажени при толщине 2 (8,5 м и 4,2 м) нет даже у пригородной части Стены для туристов (ее высота около 7,8 м, ширина 5,7 м), башни через 100 саженей (213 м) тоже слишком большая роскошь для реальной Стены. Картинка из головы и проекта.



Трое ворот на тройной стене, окованных железом, у славного города Калгана - тоже фантазия.
Как и расходящаяся от города Великая Стена.



Как и Стена вдоль дороги от славного города Калгана, где еще и два века спустя были только темные бугорки на месте башен.



Пригородной части Великой Стены возле столицы еще нет ни в дневнике, ни в проекте - не зря ж на карте иезуитов ее нарисовали очень далеко к северу от Пекина. Но уже есть прекрасные городские стены, двое ворот с башней великой, на площади которой вместится человек с тысячу, железные пушки, боевые палаты, река текучая вкруг стены... Очень красиво.





*

Через 27 лет итальянская картография повторила Стену Мартини с уточнениями купца-путешественника Тавернье, который в Китае не был, но путешествуя на Яву в 1657-62 гг, составил карту по рассказам. 1682 год.



*

В 1706 году в Лондоне вышла книга купца-дипломата Избранта Идаса о московской дипмиссии в Китай 1692-95 гг Three years travels from Moscow over-land to China. Русская версия. В части Китая книга — бесспорное фэнтези. И карта, и Стена, и география, и описания слонов, запряженных в повозки, и дворца императора с дорическими колоннами, и пр.

Карта повторила иезуитскую Стену.



Стена доставляет.

"Проехав через проход, мы достигли ворот стены. Ворота построены в сторожевой башне высотой примерно 8 саженей (17 м), со сводом из тесаного камня и массивными, обитыми железом створками... Основание стены на высоту примерно в сажень сложено из большого тесаного камня, остальная часть — из кирпича и извести. Насколько можно судить, когда-то вся стена была облицована тесаным камнем... За первыми сторожевыми воротами была площадка шириной 100 саженей, и через нее мы попадали к другим сторожевым воротам, от которых в обе стороны опять-таки отходили стены... Толщина стены была не меньше 4 саженей (8,5 м) , а высота — больше 6 (12,8 м). По стене могли ехать в ряд шесть всадников. Стена была в таком хорошем состоянии, как будто была сделана двадцать или тридцать лет назад, нисколько не разваливалась и не была покрыта плесенью или сорняками, как это часто бывает на старых стенах".

Ни такой заставы, ни единого участка такой Стены не было и нет.



*

30 лет спустя отечественная картография повторила иезуитский план, проведя Стену очень далеко от столицы и уведя в Джунгарию, подтвердив, что реальной пригородной Стены все еще не было и в проекте - Атлас сочиненный к пользе и употреблению юношества и всех читателей ведомостей и исторических книг. 1737 г.





*

Итого можно вполне уверенно сказать, что участок Стены в пригороде Пекина, нынешнюю туристскую мекку, возводили в первой половине 19 века, причем так же спешно и халтурно, как и остальную Стену в 20 веке; и вполне обоснованно предположить, что первая очередь Стены возводилась как памятник "золотого века династии Цин", в правление великого императора-реформатора Канси, лишь потом пушки убрали, историю этой пригородной Стены удревнили до ныне известной.

Ну а на периферии возведение Великой Стены начиналось неказистыми валами, которые в принципе не могут иметь никакого значения, т.к. преодолеваются в любом месте и детьми, с конца 18 века.

Так создается история.

Великие китайские пирамиды, еще один символ древности, продукт 20 века, не заслуживают и включения в пост - смотрите в комментарии кому интересно.

*

Ума и здоровья.


Другие материалы о создании истории

[Вынужден ставить]
Кто считает, что эта работа заслуживает какой-то оплаты - буду признателен. Карта Сбербанка 4276020033021665. ЮMoney (Яндекс-кошелек) 410013946572302.


Tags: Китай, Шамбала
Subscribe

promo bar_chk may 6, 2016 20:45 2193
Buy for 100 tokens
4 поста в сутки, приветствуется аккуратное и красочное оформление Нас читают в России, Аргентине, Украине, США, Норвегии, Белоруси, Израиле, Индии, Молдове, Германии, Канаде, Турции, Бразилии, Японии, Гонконге, ЮАР, Сингапуре,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 24 comments