Father of Lies (pyka_npu3paka) wrote in bar_chk,
Father of Lies
pyka_npu3paka
bar_chk

Не произноси Имени Его. Глава 2. Духи наяву и во сне.


Мухомор с детства мечтал как и все стать охотником. В племени все мальчишки подражали доблестным охотникам племени и уже к шести-семи зимам уверенно стреляли из лука, умели выслеживать зверя, ставить силки, бить острогой рыбу, свежевать мясо и познавали другие основы охотничьего ремесла. Лишь совсем малые, больные и калеки были обречены проводить все время со старухами и шить шкуры, собирать и выделывать шкуры и бересту. В то же время и будущие охотники ходили вместе с женщинами за грибами, ягодами, валежником и хворостом, собирали трут, плели волокна и вытягивали жилы, что и составляло основы хозяйства иери.
Охотники жили отдельно от всех, в Доме охотников, вход в который для остальных был запрещен, попасть в него можно было только через обряд инициации – достигших 16 зим молодых иери брали с собой в дальний поход ко Льдам охотники, где на них возлагались все тяготы нелегкой охотничьей бродячей жизни. Завершением обряда была обязательная добыча Шерстяного – огромного могучего зверя, который весь оброс шерстью и представлял собой ходячую гору мяса на четырех ногах толщиной с дерево, с огромными ушами и толстым носом-хвостом. Убить его было нелегко – шерстяные ходили стадами и поймать их можно было только в хитрым образом укрытую ловчую яму, вырытую на пути стада. Убить же Шерстяного в яме проще всего было стрелой в глаз.
Свой обряд Мухомор, когда того звали еще Соколиный нос, прошел с успехом и стал с тех пор полноправным охотником племени. Но через две зимы он заболел. Нет, эта болезнь была хорошо известна шаманам племени. Все они ею переболели. Но у нее был только один способ лечения чтобы избежать гибели – стать шаманом.
Никто не задавался вопросом, почему того или иного охотника выбирали духи чтобы наслать на него болезнь. Просто в одну ночь охотник превращался в безумного, который, проснувшись утром, нес совершенный бред как у обычного больного, ставшего жертвой горячки, на губах выступала пена. А глаза становились яркими и горящими как у зверя. И все его речи становились только о духах, которых он увидел во сне и начинал видеть и наяву. В таких случаях шаманы объявляли роду заболевшего что с ним будет: или он погибнет среди людей или его надо отпустить в лес, к духам. Только там духи смогут его вылечить, если конечно захотят.
Больного почти всегда отпускали и он пропадал надолго. На сколько именно – зависело от духов. Никто не знал, когда вернется будущий шаман и вернется ли вообще. Иногда возвращались в том же году, но чаще пропадали в лесу по две-три зимы. Однако большинство не возвращалось вообще. Что именно там происходило с больным не знал и не спрашивал никто – это оставалось тайной между шаманом и духами.
...Он помнил себя начиная с одного весеннего теплого утра, когда шел по лесу почти не касаясь земли и не приминая траву. Он стал как бы частью этого леса, ни одно его движение не нарушало покой его обитателей. Птицы нисколько не опасаясь садились на его плечо. Рядом с ним пробегали ящерки, встречавшиеся звери нисколько не обращали на него внимания и продолжали заниматься своими делами: олени щипали листья, лисы чесали за ухом, волчица облизывала своих волчат, а куропатка важно вышагивала впереди своего выводка. Его как будто не существовало для всех них. Он растворился в воздухе.
Но глаза все видели и ноги шли не чувствуя усталости. Никакого голода или дискомфорта, при этом он не помнил, ел ли накануне и ел ли когда-то вообще. Все это напоминало сон, прекрасный сон, проснувшись от которого хочется жить, петь, танцевать и любить…
Одно его удивляло – он стал замечать вещи, которые никогда раньше не бросались ему в глаза. То сухой сучок, который очертаниями напоминал старуху, то пень, похожий на зайца, то прямо в стволе дерева на него смотрело чье-то лицо. И некоторые встреченные животные казались ему с человеческими лицами. А иногда попадались и вовсе диковинные создания, о которых он не слышал и никогда в этих краях не видел хотя с детства знал всех обитателей леса…Все это было так необычно, что он точно уверил себя, будто спит и перестал удивляться.
Вдруг он вышел на поляну, которую ярко освещало уже поднявшееся в небо солнце, что заставило его прикрыть глаза рукой сверху. На поляне лежал поваленный ствол огромного дуба, перегородивший ее пополам. На одной стороне стоял он, а на другой стояла необычной формы хижина с диковинной крышей, из которой выходило что-то напоминавшее обрезанный ствол дерева. А оттуда шел дым. На стенах хижины были прорезаны отверстия, в которых было что-то отражавшее солнечный свет как вода в реке. Вся хижина стояла на гладко обтесанных стволах-опорах, с земли в одно из отверстий вела вверх дорожка странной конструкции.
Это отверстие открылось и оттуда показался высокий старик с длинной седой бородой и в белых сверкающих одеждах. Одежды те не были из шкур, что сильно удивляло, и как бы переливались на солнце.
Старик жестом пригласил его войти. Поднявшись по неведомой дорожке, он попал внутрь хижины. На входе было просторное помещение из непонятных материалов. Все везде было ярко украшено, много сверкающих предметов. Но он ожидал увидеть там темноту как в хижинах иери, однако в помещении было очень ярко и светло. В потолке горело…маленькое солнце. Он застыл от увиденного. Тогда старик произнес свои первые слова:
-- Не стоит тебе удивляться таким простым вещам. Проходи направо – там помещение, в котором я принимаю гостей.
Войдя в другое помещение, он поразился еще больше – тут было очень просторно, ярко, нарядно и уютно. На полу лежали шкуры разных зверей, а на стенах висели головы – оленья, зубра, волка…В отверстиях в стене было видно поляну и лес. Было странно смотреть сквозь стены. Старик жестом указал на красный предмет у стены, приглашая присесть. Сам же сел в другой предмет возле противоположной стены. На третьей стене висел непонятный предмет из материала, похожего на тот, из которого были сделаны отверстия в стене и за ним какие-то люди странного вида и в странных одеждах громко говорили на непонятном языке.
-- Сейчас выключу, сказал старик и взял в руку непонятный черный предмет. Отверстие в стене стало черным, люди исчезли.—Как тебе мои охотничьи трофеи?..Старик обвел рукой головы животных на стенах.
-- Итак. Как тебя зовут, молодой человек?—спросил старик.
-- Люди звали меня раньше Соколиный нос.
--А, понятно, у тебя горбинка на носу. Ну что же. Говорят ты заболел и тебя послали лечиться в лес. Как ты себя чувствуешь? Есть жалобы? – усмехнулся старик.
-- Спасибо, я чувствую себя прекрасно, как никогда раньше. Но мне кажется я сплю. Ведь это сон?..
-- Это твоя прежняя жизнь – сон. Мы разбудили тебя для новой жизни. Ты не против? – снова усмехнулся старик.
-- Кто я такой чтобы противиться духам?..Приказывайте, я готов исполнить любые ваши приказания.
-- Вот как…ты принимаешь меня за духа…Нет, дорогой, духи были там, в лесу. И ты их видел, -- снова усмехнулся старик. – А тут совсем иное дело. Поразмысли. Ведь у всех есть хозяин – у вещи – человек, у ребенка – родители, у племени – вожди. Должен же быть хозяин и у духов, ведь так? Но вот что я тебе скажу. Ты здесь не случайно, это я выбрал тебя для одного очень важного задания. Оно важно в первую очередь для твоего народа, на который я возлагаю большие надежды. Ему уготовано большое будущее. Почему именно твоему народу?.. Меня с ним многое связывает. Когда-то, очень давно я его выбрал и постоянно слежу за вашей кровью. На свете много народов, как в лесу деревьев, какие-то народы погибают как засохшие дубы. Другие же народы дают хорошие семена, из которых произрастают новые народы. А я…я тот, который выбирает какому народу как дереву засохнуть и погибнуть, а какому – дать новые семена и произрастать дальше в этом мире.
Так вот, я выбрал твой народ достаточно давно. Ты же помнишь легенду про Скалящегося Волка?..Это было семя, из которого выросли вы, иери. Но скоро придет время снова обрубить засохшие ветви вашему стволу чтобы он рос и дальше. Твое племя ждет большое несчастье. Но оно необходимо для вашего же блага, для блага ваших потомков. Ты будешь мне в этом помогать.
-- Да, как прикажете, Хозяин.
-- Тебе же надо дать новое имя, у вас такой обычай – переболевший шаманской болезнью получает новое имя…К тому же нам нужен с тобой канал связи – чтобы в любой момент ты мог получить от меня указания если сомневаешься в выборе. Ты ведь знаешь такой гриб, мухомор. Он ядовит и его нельзя есть, но вот что я тебе скажу, если отщипнуть от него немного, от шляпки молодого гриба, и выварить в воде целую ночь в полнолуние, то мухомор станет отличным проводником в Мир Духов. Только не часто туда заходи – останешься навсегда. Достаточно лишь немного пожевать вываренный мухомор – и ты увидишь духов. А там уже каждый сможет тебе помочь найти меня. Ты все понял?
-- Да, Хозяин.
-- А теперь иди, Мухомор – рассмеялся старик. И не забывай что я тебе сказал. Ну а если расскажешь кому-то этот разговор и что с тобой было, то…тебе никто не поверит, а сам ты умрешь. Пока не прощаюсь.
…Мухомор пришел на стоянку иери через три ночи. Всю дорогу он не выбирал направления, а осмысливал и перебирал в памяти слов Хозяина. Ноги как будто сами знали куда идти. Оказалось, что он отсутствовал четыре зимы. По приходу его отвели к шаманам племени. Они занимали отдельный дом неподалеку возле самого частокола и там имелся отдельный выход сразу в лес.
Собравшиеся первым делом спросили его новое имя. Вопросов что именно было в лесу никто не задавал. Но у шаманов был свой обряд инициации. Перед тем как стать шаманом, новичок должен был пройти ряд испытаний. Первым делом ему поручили вылечить старуху, у которой отнялись ноги. Это было не сложно – он явственно увидел сидевшего на пояснице лягушонка  и прогнал его. Вторым заданием было убийство. Ему принесли бельчонка и он убил его взглядом прямо в глаза за одну ночь. Для этого потребовалось так поймать свой настрой злости, чтобы из глаз исходила смерть. Заодно Мухомор натренировался глазами делать и другие вещи, от перемещения пера до усиления силы огня в костре. Третье задание было самым сложным. Мухомора связали и заживо зарыли в землю. Он стал терять сознание от удушья, но увидел в полузабытьи Хозяина, который рассмеялся и просто посоветовал не дышать. Тогда Мухомор перестал дышать, он просто лежал в земле. К утру его откопали и привели на центральную площадку стоянки. Все племя с благоговением и обожанием приветствовало своего нового шамана. Он был принят.
Основную часть времени Мухомор как и раньше проводил на охоте поскольку был молод, а охотникам в походах требовалась и помощь при ранениях и чутье шамана в поиске зверя и определение болен ли добытый зверь, можно ли его есть.
Однако шаманам запрещалось жениться, считалось, что женщина отберет у шамана его силу. Но это не сильно беспокоило Мухомора. Он был уважаем в племени и особенно среди охотников, в своем роду он считался третьим человеком после дяди и брата, который должен был наследовать дяде.
Так продолжалось долгие годы вплоть до того момента как они потеряли свое племя. Теперь от его брата и во многом от него, Мухомора, зависело, выживут ли беглецы.
После визита Хозяина Мухомор был просто обязан спросить что делать дальше. Тревога за судьбы иери тяготила его. Отойдя от поляны на холме в лес, он нащупал в своей кожаной сумке сверток с вываренным мухомором и бодро направился к реке.
Он остановился на обрывистом берегу, достал сверток, откусил немного от сушеной шляпки гриба и прилег в траву. Солнце было еще низко, только заря освещала небосвод. Мухомор закрыл глаза.
…--Ну здравствуй, я вижу ты уже немного постарел и набрался опыта в этой жизни.
Мухомор огляделся вокруг: голос доносился из куста на незнакомой лесной поляне. Вокруг была нездешняя густая растительность, сочные листья, все ярко-зеленое и пышное, цветы невиданной красоты. Над головой сияло неестественно синее небо, а ноги утопали в высокой траве, над которой носились яркие бабочки и золотые жуки.
-- Я смотрю говорящие кусты не очень-то тебе привычны. Но ничего, постепенно привыкнете. Как тебе тут у нас нравится?.. Необычно, правда?..Сюда ты и попадешь после смерти, вон та-ам, за лесом, твой новый дом будет. В другой раз покажу. Последний.
Итак, я слушаю тебя, Шаман. Говори.
-- Я прошу помощи от всех из иери, которые спаслись. Не дай нам умереть. Мы видели вчера как Ты приходил, Хозяин. И хотим спросить -- как нам быть дальше?..
-- Ну приходил посмотреть, мне же интересно как вы там устроились. Твой брат уже выбрал это место для постоянной стоянки и собирается там строить. Место неплохое, мне нравится. Большой опасности вам пока не грозит. Хотя безоблачной жизни не обещаю. Будут у вас и трудности и успехи, горести и счастье. В том и состоит ваша человеческая жизнь.
Главное, что вам сейчас необходимо – продолжить род. Я отобрал из иери лучших, в вас кровь всех двенадцати родов иери. И брату твоему надо найти себе жену чтобы оставить потомство. Ты уже выбрал ему девушку?
-- Нет. Я пока не присматривался к ним. Но брат и сам понимает что это нужно.
-- Очень хорошо. Есть там у вас одна…Грустная Сова кажется, я бы порекомендовал ее. Глазища большие, взгляд томный, волосы – рыжие. Груди опять же полные и бедра широкие. Отличная генетика…по-вашему – кровь.
-- Как скажете, Хозяин. Брат примет мой совет.
-- Ну ты это, заходи если что, -- послышалось из кустов и все померкло…
Мухомор очнулся через три луны и вернулся на стоянку. Брат вместе с остальными копал основание под будущий дом. Увидев мухомора, он разогнулся и пошел навстречу.
-- Как все прошло, ну что? – спросил он.
-- Все будет хорошо, -- успокоил его Мухомор. – А теперь мне надо поговорить с нашим новым племенем. Собери всех у костра.
После этого Мухомор направился в сторону девушек, которые разделывали пойманную рыбу. Внимание его привлекла Грустная Сова и остальные девушки, увидев, что он с нею хочет поговорить, пошли угостить волчат рыбьими потрохами.


Tags: the walking dead, непознанное, человек
Subscribe
promo bar_chk май 6, 2016 20:45 601
Buy for 100 tokens
3 поста в сутки, приветствуется аккуратное и красочное оформление …
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments