Олег Боровских (ogbors) wrote in bar_chk,
Олег Боровских
ogbors
bar_chk

Categories:

МАСОНЫ. Сорок шестая часть. Чёрная сотня. Столыпин.

ПОСТ ОБНОВЛЁН ПО ПРОСЬБЕ ОДНОГО ИЗ ЧИТАТЕЛЕЙ


Итак, в ПРОШЛЫЙ РАЗ мы закончили на том, что вооружённый мятеж в Москве, который впоследствии высокопарно окрестили "Первой русской революцией 1905 года", был подавлен.


Московское восстание, было пиком противостояния радикалов с властью. Но это не означает, что все события той зимы ограничились только Москвой.
Вооружённые мятежи произошли также в Ростове-на-Дону, Харькове, Екатеринославе, и в целом ряде других городов.
Кое-где даже были провозглашены республики (Люботинская республика, Островецкая республика...).
Однако в конце концов, правительство сумело повсеместно взять ситуацию под контроль.

Означает ли это, что в 1905 году у мятежников вообще не было шансов дорваться до власти?

Нет - не означает. Шансы у них, логически рассуждая - были. И немалые.
Основная часть наиболее боеспособных войск Российской империи, была сосредоточена в Маньчжурии - то есть, на территории Китая. А те войска которые оставались для прикрытия других границ  - тоже размещались далеко от Москвы (в Польше, Финляндии, в Закавказье, Бессарабии...). Это не говоря уж о том, что армия была в определённой степени деморализована после войны с Японией, солдаты подозревали своё начальство в тотальном предательстве и в скудоумии - а начальство, в свою очередь, подозревало солдат в мятежных настроениях.
Железные дороги (а других в ту эпоху практически не существовало) были парализованы забастовками. Это не только затрудняло переброску войск, но и вызывало большие проблемы с подвозом продовольствия и сырья для промышленных предприятий. А нехватка продуктов (и как следствие - резкое их подорожание), в сочетании с возрастающей безработицей (многие предприятия разорялись), оборачивались ещё большим недовольством населения - которое, в силу всеобщей малообразованности, плоховато понимало, что зачастую само же создаёт себе новые трудности.
Решительным действиям против мятежников, мешал также очень серьёзный страх перед расправами. Террор делал своё дело. Когда должностных лиц, полицейских и жандармов, стали стрелять повсюду как куропаток - эти самые должностные лица, стали бояться пальцем пошевелить против мятежников.
Кругом по всей сельской местности горели усадьбы помещиков, страна погружалась в хаос.
В такой ситуации у кого-то сложилось такое впечатление, что достаточно будет выступления в крупнейших городах организованных групп боевиков - и шатающееся здание государства обрушится. Народ всюду пойдёт за революционерами. А кто не пойдёт - тот по крайней мере не будет мешать.
Царь был опорочен и ошельмован в результате "кровавого воскресенья". Его образ был лишён ореола богоизбранности в глазах подданных. Грубо говоря - царя публично морально опустили, выставили кровавым палачом и ничтожеством одновременно.
И кому-то показалось, что Россия - это такой стог сена, к которому просто нужно поднести спичку.

И спичку поднесли - да не одну.
Но сено - не загорелось. Спички как таковые горели - а на сено огонь не перекидывался. Сено дымилось и местами тлело - но не вспыхивало.
Это стало большой и очень серьёзной неожиданностью для тех, кто поторопился похоронить империю в своём воображении.
Запас прочности у государства, запас сплоченности в обществе, запас харизмы у самодержавия - оказался на порядок выше, нежели предполагали те, кто дал отмашку на решительное выступление против власти.
Русские люди, несмотря на общий невысокий уровень образования, всё же в целом почувствовали какую-то гниль в происходящем. Что-то настораживало и отвращало людей от массового и повсеместного выхода на баррикады, от безоговорочной поддержки боевиков.
К властям доверия и тёплых чувств не было - но и к тем кто пытался стать новой властью, - тоже, в целом, относились с настороженностью и подозрением.

Кроме того, в среде русского общества нашлись и те, кто понимал суть происходящего. Если не полностью, то как минимум в принципе.
Поэтому, на местах начали организовываться группы, ставившие своей целью защиту самодержавия и противодействие сатанинско-масонскому накату.

Осенью 1900 года, в Санкт-Петербурге было организовано "Русское собрание", идейным вдохновителем которого был поэт, публицист и общественный деятель Василий Львович Величко (ниже на фото), который уже тогда открытым текстом говорил, что на Россию ожидается накат тёмных сил, которым необходимо что-то противопоставить.


16 января 1901 года, в редакции газеты "Новое время", состоялось заседание, в ходе которого был утверждён проект устава "Русского собрания" и избрано его руководство.
Среди членов "Русского собрания", были такие незаурядные люди как сенатор Пётр Николаевич Дурново...


Журналист и общественный деятель, полковник русской и генерал сербской армий Виссарион Виссарионович Комаров...


Профессор Академии Генерального штаба, сенатор, писатель Аким Михайлович Золотарёв...


Поэт, публицист, писатель, второй тесть Николая Гумилёва, Николай Александрович Энгельгардт.


Эти люди вполне отдавали себе отчёт в том, что происходит в стране и в мире, поэтому сравнивали свою нарождающуюся организацию с ополчением Минина и Пожарского, эпохи 1612 года - которое, напомню, сумело отстоять независимость России в период тотальной смуты, в условиях иностранной интервенции, когда в России вообще не существовало легитимного царя.

Ополченцы Минина и Пожарского, как правило именовали себя "Чёрными сотнями".
Дело в том, что "чёрными людьми" на Руси исстари именовали низшее сословие, жителей "чёрных слобод".
"Чёрные посадские люди, черносошные крестьяне" - так официально именовался простой русский народ.
С начала XVIII века "чёрным народом" начали называть всех, кто платил подати.
Каждый городской посад (подол) делился на слободы и сотни. Жители посадов и слобод, именовались с прибавлением эпитета: посадские, чёрной сотни, или определённой слободы. Чёрные сотни, слободские люди и посадские, по закону имели равные права.
В царствование Михаила Фёдоровича, в Москве было десять чёрных сотен. Название сотням давалось по названию местности, в которой они находились. Также в документах встречаются полусотни.
В сущности, сотня, являлась общиной. Долг члена чёрной сотни, взыскивался со всей общины.
На чёрные сотни накладывались обязательства по городскому благоустройству (например, мощения улиц), выделения квартир для различных людей, содержать земских ярыжек и так далее. Члены чёрных сотен избирались для исполнения различных обязанностей и должностей.

И вот, по предложению политика, историка и публициста, Владимира Андреевича Грингмута (на фото ниже), члены организации "Русское собрание", стали именовать себя "Чёрной сотней", тем самым подчёркивая, во-первых, свою неразрывную связь с Россией, русской историей и русским народом, а во-вторых, свою духовно-идеологическую связь с ополчением Минина и Пожарского, которое когда-то спасло Россию.


Это был цвет русской интеллигенции. Это были наиболее достойные, умные люди России, настоящие патриоты, которые начали объединяться и действовать ещё тогда, когда государство как таковое, спало беспробудным сном, не думая мобилизовывать свои силы на борьбу с надвигавшейся на него опасностью.

Впоследствии, когда "Русское собрание" развернуло свою деятельность и стало будить спящих, когда события приняли кровавый оборот и стало ясно что черносотенцы были абсолютно правы, по примеру "Русского собрания" были созданы и другие организации, ставившие своей целью защиту России и самодержавия (не обязательно именно царя Николая как такового).
Например, "Русская монархическая партия", "Союз русского народа", "Союз Михаила Архангела" - и другие. Члены этих организаций, как и "Русского собрания", именовались черносотенцами.
Вверху вы видите картину художника Аполлона Майкова "Дни отмщения постигоша нас... покаемся, да не истребит нас Господь".

Среди черносотенцев были люди, позже причисленные к лику Святых.
Например - Иоанна Кронштадтский (главный вдохновитель создания "Союза русского народа"...


Патриарх Тихон...


Епископ Гермоген...


Епископ Макарий...


Протоиерей Михаил Алабовский...


Протоиерей Иоанн Восторгов...


Епископ Ефрем Селенгинский.


Черносотенцами были такие известные люди, как например, историк Дмитрий Иловайский...


Журналист Павел Крушеван...


Учёный, философ, писатель, Константин Мережковский...


Учёный Алексей Соболевский...


Государственный деятель, камергер и тайный советник Алексей Хвостов...


Политик Владимир Пуришкевич...


Писательница и переводчица Ольга Новикова...


Учёный-историк, профессор, Андрей Вязигин...


Публицист, издатель, миссионер, Василий Скворцов...


И многие-многие иные...
Практически, в чёрной сотне состоял каждый, у кого были мозги и совесть, помноженные на образование и порядочность.

Когда Россия начала заливаться кровью, когда заполыхали усадьбы, а деморализованная и запуганная террором власть растерялась  и в какой-то момент вообще опустила руки - именно чёрная сотня, во многих местах необъятной России, встала на пути у стихии. Именно черносотенцы остановили девятый вал беззакония, грабежей, погромов, поджогов, насилий, убийств.
Там где до Бога было высоко а до царя далеко, где не было никакой власти, на пути у опьянённых кровью и ощущением вседозволенности погромщиков, вставали лучшие представители русского народа - ведомые лучшими представителями русской интеллигенции и русского духовенства.

Именно активные действия черносотенцев, в немалой степени предопределили поражение мятежников - которые до 1905 года вообще не воспринимали всерьёз черносотенцев, да вряд ли и знали о их существовании, в принципе...

Тем временем наступила весна 1906 года. И 27 апреля 1906 года, в Таврическом дворце Санкт-Петербурга, состоялось первое заседание Государственной Думы.
На фото ниже, вы видите Президиум 1-й Государственной Думы.


Увы, очень быстро выяснилось, что Государственная Дума - это общество болтунов и популистов, играющих на публику и занимающихся саморекламой.
Депутаты практически сразу же поставили вопрос об амнистии для всех политических заключённых (в том числе для явных террористов), об отмене смертной казни, об упразднении Государственного Совета, об установлении ответственности Совета министров перед Думой. То есть, в переводе на нормальный русский язык, депутаты возжелали безраздельной власти для себя любимых, а также полной безнаказанности для боевиков всех мастей.
5 мая 1906 года, эти требования были направлены председателю Совета министров Ивану Логгиновичу Горемыкину, который ответил депутатам решительным отказом.

Когда государственный деятель и поэт Михаил Александрович Стахович, выступая перед депутатами в Думе, напомнил им, что на 90 казнённых за последние месяцы боевиков, приходится 288 убитых и 388 раненых представителей власти, главным образом городовых - часть депутатов кричала в ответ: "Мало!"...

6 июня депутатами был подан законопроект, о немедленной национализации всех природных богатств и об отмене частной собственности на землю.
Правда, здравый смысл всё же возобладал и большинством голосов Дума отказалась рассматривать столь радикальный проект.

Вообще, за всё время работы этой Думы, депутатами было одобрено всего-навсего 2 законопроекта — об отмене смертной казни (инициирован депутатами с нарушением процедуры) и об ассигновании 15 миллионов рублей в помощь пострадавшим от неурожая. При этом изначально правительство предлагало кредит в размере 50 миллионов рублей, однако Дума, назло правительству, сократила сумму...

В конце концов этот цирк с конями надоел императору. К тому же становилось ясно, что общество в целом охладело к думским болтунам и перестало воспринимать их всерьёз.
Поэтому, 8 июля 1906 года, Николай II распустил Государственную Думу - объявив однако, что вскоре состоятся новые выборы и следующая Дума будет избрана по тем же правилам, что и предыдущая.

9 июля пришедшие на заседание депутаты, нашли двери в Таврический дворец запертыми - а рядом на столбе был прибит манифест о роспуске Думы.
Тогда часть депутатов — 180 человек — вздумала распушить пёрышки. Собравшись в Выборге (ближайшем к Петербургу крупном городе Княжества Финляндского), они приняли воззвание "Народу от народных представителей" (иначе называемое "Выборгское воззвание"). В нём говорилось о том, что правительство не имеет права без согласия народного представительства - ни собирать налоги с народа, ни призывать народ на военную службу. Выборгское воззвание призывало поэтому к гражданскому неповиновению — отказу платить налоги и поступать на службу в армию.
Однако господа депутаты явно переоценили степень своего влияния и авторитета. К реальному неповиновению властям их воззвание не привело, зато все кто его подписал, были приговорены к трём месяцем заключения и лишены избирательных прав - то есть, не могли в дальнейшем стать депутатами Государственной Думы.

В апреле 1906 года, специальной телеграммой за подписью императора, в Царское Село вызвали саратовского губернатора Петра Аркадьевича Столыпина. Встретив его, Николай II сказал, что пристально следил за действиями Столыпина в Саратове и, считая их исключительно выдающимися, назначает его министром внутренних дел.
Столыпин пытался отказаться от предлагаемой должности.
Царь сказал: "Пётр Аркадьевич, я вас очень прошу принять этот пост".
— "Ваше величество, не могу, это было бы против моей совести".
"Тогда я вам это приказываю".
Столыпин повиновался...

Так на российском политическом небосклоне взошла звезда выдающегося политического деятеля, который сумел за короткое время переломить ситуацию в стране.



8 июля 1906 года, распустив Государственную Думу, царь назначил Столыпина председателем Совета министров - с сохранением должности министра внутренних дел.
То есть, Пётр Аркадьевич, сохраняя за собой и без того ОЧЕНЬ значительный и влиятельный пост министра внутренних дел - стал ещё и Премьер-министром, а значит вторым человеком в государстве. Таким образом в руках у Столыпина сосредоточилась такая власть, какой не обладал больше в империи никто, кроме самого императора.

12 августа 1906 года, эсеры-максималисты совершили на Столыпина покушение, в результате которого погибло 27 человек и 32 было ранено - а сам Столыпин остался жив (обычная для того времени история: куча убитого постороннего народа, при нулевом результате).
В ответ на это покушение, 19 августа 1906 года, по инициативе Столыпина было принято «Положение Совета министров о военно-полевых судах», для ускорения судопроизводства по делам лиц, обвиняемых в разбое, убийствах, грабеже, нападениях на военных, полицейских и должностных лиц, и в других тяжких преступлениях, в тех случаях, когда за очевидностью преступления не было необходимости в дополнительном расследовании.

Военно-полевые суды вводились в местностях, объявленных на военном положении, или на положении чрезвычайной охраны. За 1906 — 1907 годы, они были введены в 82 губерниях из 87, переведённых на военное положение, или на положение чрезвычайной охраны.

Военно-полевой суд состоял из председателя и 4 членов суда, назначаемых из строевых офицеров начальником местного гарнизона (либо командиром порта) по приказу генерал-губернатора, или главнокомандующего. Предварительное следствие не проводилось, вместо него использовались материалы охранного отделения или жандармского управления. Обвинительный акт заменялся приказом о предании суду. Судебное заседание проводилось без участия в нем прокурора (функцию которого перенимали судьи) и защитника (обвиняемый должен был защищать себя сам) без свидетелей защиты, при закрытых дверях, при этом допускались допросы свидетелей со стороны обвинения (чаще всего в их роли выступали чины полиции). Приговор должен был выноситься не позже чем через 48 часов, и в течение 24 часов приводиться в исполнение по распоряжению начальника гарнизона. Осуждённые имели право подавать прошение о помиловании, однако 7 декабря 1906 года военное министерство отдало распоряжение "оставлять эти просьбы без движения".
За восемь месяцев своего существования, военно-полевые суды вынесли 1 102 смертных приговора, однако реально казнено было лишь 683 человека.
Военнослужащих должны были расстреливать, а гражданских лиц вешать. Но из-за нехватки палачей, повешение часто заменяли расстрелом, который производился воинскими подразделениями.

Следует отметить, что по сравнению с тем террором, который впоследствии развязали в стране большевики, действия Столыпина выглядят очень бледненько. 683 реально казнённых человека за 8 месяцев наиболее тяжёлого положения в государстве - это просто ни о чём, в сравнении с действиями (в будущем) Свердлова, Троцкого, или Сталина.
Однако этих мер, принятых Столыпиным, оказалось вполне достаточно для того, чтобы раздухарившиеся, вошедшие в раж и потерявшие берега от полной безнаказанности "революционеры", навалили полные штаны от ужаса и попрятались во все щели - а все кто мог, выломились за границу.
Такие выражения как "столыпинский галстук" и "столыпинский вагон", стали нарицательными, ужасным Столыпиным буквально пугали детей.
Оказалось что многие боевики ранее были только потому столь отчаянными, дерзкими и неуловимыми, что им практически ничто не угрожало и их никто толком не ловил.

Тем временем, с 20 февраля 1907 года, приступила к своим обязанностям 2-я Государственная Дума, избранная по тем же правилам, что и 1-я.
Ниже на фотографии вы видите Президиум Государственной Думы 2-го созыва.


Увы - хрен оказался не слаще редьки. Абсолютно неопытное, неискушённое российское общество, опять понавыбирало в Думу болтунов и демагогов, совершенно не способных к нормальной созидательной государственной деятельности, но зато обожавших играть на публику.
Мало того, впоследствии оказалось, что часть депутатов вообще связана с боевиками - и явно лоббирует интересы террористов.
В связи с этим, Столыпин потребовал отстранения от участия в заседаниях Думы 55 депутатов (всего в Думе было 518 человек), с 16 из которых, требовалось снять депутатскую неприкосновенность, из-за их соучастия в преступной антигосударственной деятельности.

Но Николай II решил пойти ещё дальше - и 3 июня 1907 года, вообще объявил о роспуске II Думы, и об изменении избирательного закона.
Дальнейшие события показали, что царь поступил правильно. Депутаты Второй Думы разъехались по домам. Никакой революционной вспышки не последовало.
Этот акт от 3 июня 1907 года, получил в истории наименование "Третьеиюньский переворот".
Считается что именно этот "переворот" поставил большую и жирную точку, на революции 1905—1907 годов.

При этом надо понимать, что окончательно революционную волну сбили решительные, и при этом умные действия Столыпина, который понимал смысл происходящего и чувствовал ситуацию.
Например, по Закону от 5 октября 1906 года, крестьяне были уравнены в правах с остальным населением страны.
А Второй Земельный закон от 9 ноября 1906 года, разрешал любому крестьянину, в любой момент, потребовать причитающуюся ему долю общинной земли.
Это означало полное раскрепощение крестьян и абсолютное уничтожение всех завуалированных рудиментов крепостного права в России.
Крестьянин становился реально свободным, полноправным членом общества - и полным хозяином своей земли, без всяких оговорок и законодательных увёрток.
То есть, Столыпин сделал то, чего в нашей стране, в XXI веке, не сделано до сих пор - он дал крестьянам свободу и землю. Дал возможность НОРМАЛЬНО, свободно, ни перед кем ни в чём не отчитываясь, хозяйствовать на СВОЕЙ земле.
Это, в свою очередь, означало, что в России нарождается НОРМАЛЬНОЕ, полноценное хуторское (или, если говорить на западный манер - фермерское) сельское хозяйство. То есть такое, каким оно и должно быть в идеале.

Естественно, что получившее возможность нормально жить и трудиться население - уже не горело желанием поддерживать полусумасшедших террористов, носившихся с бредовыми идеями всемирной революции...

III Государственная Дума (чур не смеяться!) начала свою работу 1 ноября 1907 года.
На этот раз в Думу попали более осторожные и сдержанные люди - которые однако в массе своей оказались такими же неумными и занудными пустышками, как и их предшественники.
Видимо в такой стране как Российская империя, с её невысоким (в целом) уровнем грамотности, помноженным на полную политическую неопытность (чтоб не сказать вопиющую наивность) населения (в том числе и образованного), сама по себе затея с учреждением парламента, была заведомой блажью, обречённой на плачевный итог.
Депутаты не столько помогали, сколько мешали Столыпину, которому приходилось чуть ли не силком пропихивать столь необходимые стране законы.
Сейчас уже трудно сказать, кто из депутатов был просто занудным идиотом, а кто намеренно торпедировал принятие новых законов, благодаря которым происходили знаменитые столыпинские реформы. Но так или иначе, а они делали всё от себя зависящее для того, чтобы государство, которое так нуждалось в экономических реформах - ожидало их как можно дольше. Если Столыпину что-то удавалось сделать вопреки усилиям дураков и сволочей, то это было именно его заслугой - и недоработкой депутатов.
Это не говоря уж о совершенно хамском поведении депутатов, которые порой устраивали даже между собой дуэли, а словесные оскорбления были вообще нормой жизни...

Однако как бы там ни было, Пётр Аркадьевич действовал.

В чём же состоял основной смысл реформ Столыпина?

Там всё было, согласно формуле Шерлока Холмса: просто - и гениально.
Столыпин долго прожил в Прибалтике и Западной Белоруссии, он был когда-то губернатором в Гродно - на стыке польских, литовских и белорусских земель (пусть и находившихся под русским владычеством), обильно населённых к тому же и предприимчивым еврейским населением.
Видимо там этот человек (и без того одарённый от природы) понял некоторые прописные истины, столь важные для становления нормальной экономической деятельности.

Столыпин стремился дать каждому человеку, каким бы он ни был - максимальную экономическую свободу. Дабы никто и никак не мешал человеку, не лез к нему с указивками и поучениями, не бил по рукам - пусть даже из самых лучших побуждений.
Пётр Аркадьевич понимал то, чего не понимают представители власти сегодня, в XXI веке. А именно: что СВОБОДНЫЙ труд человека, который ЗАИНТЕРЕСОВАН в хороших результатах своего труда - неизмеримо продуктивнее, нежели ПОДНЕВОЛЬНЫЙ труд из-под палки, под надзором, по указу. Тот кого ЗАСТАВИЛИ трудиться - НИКОГДА не будет работать так, как работают добровольно, НА СЕБЯ.
Никакой, самый распрекрасный чиновник, сколь бы образован он ни был - не должен ни под каким предлогом совать свой нос в дела крестьянина и указывать ему, как лучше хозяйствовать. Самое лучшее, самое умное что может сделать государство - это дать человеку землю и оставить его в покое. В полном покое!
Только ЕДИНОЛИЧНОЕ хозяйствование, только ХУТОРСКАЯ (то бишь фермерская) система, является по-настоящему правильной и наиболее продуктивной. Только разогнувшийся, свободный крестьянин, постепенно превращающийся в зажиточного кулака - может обеспечить государству экономическое процветание и независимость.
Нельзя мешать способным и трудолюбивым. Нельзя вообще мешать никому. Нужно дать шанс всем - на корню пресекая разные бредни (или уж тем более действия) завистливых дегенератов.

Именно Столыпин - начал освоение целинных земель. По его инициативе, началось заселение русскими крестьянами бескрайних сибирских, казахстанских и дальневосточных просторов.
Несмотря на то, что судьба отпустила Столыпину мало времени, следует констатировать как факт: если бы не массовое заселение пустующих земель громадным количеством переселенцев в годы правления Столыпина - на сегодняшний день Сибирь и Дальний Восток были бы уже для России потеряны.

Столыпин делал ставку на человека. На русского человека. На свободного, раскрепощённого, предприимчивого русского человека, которому созданы все условия для нормального хозяйствования и которому никто не мешает.
Это, повторюсь, звучит довольно-таки просто, даже как бы банально. Но это та простота. которая прямо граничит с гениальностью. И это именно то, чего нет в современной России - и как раз из-за этого в нынешней России, нет нормальной экономики...

4 июня 1909 года, состоялась встреча германского кайзера Вильгельма II с русским царём Николаем II, на кораблях, в финских шхерах.
Во время завтрака на императорской яхте "Штандарт", Столыпин находился по правую руку от кайзера, и между ними состоялась обстоятельная беседа.
Впоследствии, находясь в эмиграции, Вильгельм II размышлял о том, как прав был Столыпин, когда предупреждал его о недопустимости войны между Россией и Германией, подчёркивая, что война в конечном итоге приведёт к тому, что враги монархического строя примут все меры, для того чтобы добиться революции.
Непосредственно после завтрака немецкий кайзер сказал генерал-адъютанту Илье Леонидовичу Татищеву, что "если бы у него был такой премьер как Столыпин, то Германия поднялась бы на величайшую высоту".

Таким образом, по свидетельству кайзера, Столыпин понимал суть глобальных мировых процессов - и улавливал тактику действий мирового масонства. Уже в 1909 году ему было ясно, что в недалёкой перспективе ведущие мировые монархии будут столкнуты лбами друг с другом - и победителей  в этой схватке не будет. Победят в конечном счёте те, кто будет следить за схваткой со стороны...

Однако Столыпин не был царём. Царём был Николай. Которого, с течением времени, особенно после того как революционная буря вроде бы стихла, начало тяготить и раздражать возрастающее влияние Столыпина.
Впрочем - не только царя.
Столыпиным были недовольны не только прямые, так сказать, враги, то есть революционеры - но и противоположный лагерь, ультраправые. Все те дуболомы из числа держиморд и ничему не научившихся помещиков, которых Столыпин же и спасал от революционного топора и виселицы.
Весной 1911 года, когда Столыпин хотел ввести закон о земстве в Западных губерниях (закон уменьшал влияние крупных землевладельцев-латифундистов, и увеличивал влияние мелких, таким образом выравнивались дикие перекосы, доставшиеся империи от прежних времён), "правые" встали стеной на пути законопроекта - и царь на какой-то момент принял их сторону.
Тогда Столыпин в ультимативном порядке потребовал от царя, отправить лидеров "правых" (Петра Николаевича Дурново и Владимира Фёдоровича Трепова) в длительный заграничный отпуск, Думу временно распустить, а закон принять личным указанием царя (царь имел такое право, в чрезвычайных ситуациях). Вопрос был поставлен прямо и безапелляционно: "или я - или они".
Николай попробовал лавировать, но Столыпин был непреклонен.
Тут, в сущности, уже решался вопрос: кто в доме хозяин?..

Николай II колебался. Он понимал, что прогнувшись под Столыпина, он явно покажет всей стране, что человек номер один в государстве - вовсе не он, а именно Столыпин. Но уволив Столыпина - он останется один на льдине.
В этой ситуации, решительность проявила мать царя, императрица Мария Фёдоровна (ниже на фото), которая уговорила сына принять условия премьера.


Императрица в кругу знакомых говорила:
"Бедный мой сын, как мало у него удачи в людях! Нашёлся человек, которого никто не знал здесь, но который оказался и умным, и энергичным, и сумел ввести порядок после того ужаса, который мы пережили всего 6 лет тому назад, и вот — этого человека толкают в пропасть, и кто же? Те, которые говорят, что они любят Государя и Россию, а на самом деле губят, и его, и родину. Это просто ужасно!.."

Император принял условия Столыпина. Дума была распущена на 3 дня, закон принят личным указом царя, а Трепов и Дурново отправлены в отпуск.
Дума, не проголосовавшая ранее за указанный закон, восприняла форму его принятия как полное к себе пренебрежение. Председатель Госдумы Александр Иванович Гучков, в знак несогласия с политикой царя, покинул свой пост.
Столыпину на чьи-то эмоции и переживания было наплевать - его интересовал конечный результат. Но царь с этого момента находился в тени своего премьера - и сам хорошо понимал, что воспринимается окружающими как второй человек в государстве, своего рода свадебный генерал...

Пётр Аркадьевич разумеется не был слепым. Он многое понимал. Поэтому незадолго до своей смерти сказал прямо: "Меня убьют, и убьют члены охраны".
Надо отметить, что на Столыпина было совершено 11 покушений. Но при этом он не опасался быть убитым каким-нибудь психопатом-одиночкой, или террористом-боевиком из некой революционной организации. Нет! Он знал, что его убийство под силу только спецслужбам.
Он вообще слишком много знал...

В конце августа 1911 года, император Николай II с семьёй и приближёнными, в том числе и со Столыпиным, находились в Киеве по случаю открытия памятника Александру II. 1 сентября 1911 года император и Столыпин присутствовали на спектакле "Сказка о царе Салтане", в киевском городском театре.
Именно здесь и состоялось покушение... нет - не на царя. И не на кого-нибудь из блистательной царской свиты. Сугубо на Столыпина.
Убийца сделал два выстрела. Одна пуля пробила Столыпину руку, другая попала в живот, задев печень.
Стрелявшим был агент царской охранки Мордехай Гершкович Богров (агентурная кличка «Аленский»). Его фотографию вы видите ниже.


Этот человек был сыном присяжного поверенного и богатого домовладельца. А его родной брат был награждён орденами святого Станислава и Святой Анны, а также именным оружием "За храбрость".
Агентом охранного отделения, Мордехай Гершкович стал совершенно добровольно, по собственной инициативе. Служил на совесть и получал в месяц 150 рублей - очень приличная сумма по тем временам. Именно по его доносам в 1907 - 1908 годах, было арестовано большинство членов анархо-коммунистической группы Сандомирского-Тыша.
Нет никаких мало-мальски серьёзных оснований подозревать Богрова в двойной игре. Судя по всему, это был стопроцентно свой для охранки человек, без всяких оговорок.

Билет в хорошо охраняемый театр, Богрову выдал лично начальник киевского охранного отделения Николай Николаевич Кулябко, причём с ведома другого высокопоставленного начальства - в частности Павла Григорьевича Курлова, Александра Ивановича Спиридовича (это, на минуточку, генерал-майор отдельного корпуса жандармов, начальник императорской дворцовой охраны) и Митрофана Николаевича Веригина.
На улице Богрова ждал автомобиль - что было довольно круто для провинциального Киева в 1911 году.
В коридоре для него же были приготовлены шинель и фуражка.
Специальные сотрудники спецслужб должны были сразу после убийства выключить рубильник, чтобы в театре погас свет, и пользуясь этим Богров сумел бы выскользнуть в коридор, а оттуда на улицу - и в автомобиль...
Богров не подвёл, он действительно стрелял в Столыпина.
Но случилась накладка: сотрудников, которые должны были пройти к рубильнику, не пропустила внутренняя охрана театра - несмотря на то что охранникам были предъявлены жетоны (то есть удостоверения).
Богров, ожидавший пока потухнет свет, замешкался и потерял пару драгоценных минут. Поэтому его успели схватить...

Отдельный вопрос: мог ли выжить Столыпин после этого ранения? Всё ли было сделано для его спасения?..
В принципе - врачи надеялись на выздоровление. Но трое суток спустя после покушения, 4 сентября, его состояние резко ухудшилось. И на следующий день, 5 сентября, он умер. Похоронен в Киево-Печёрской лавре (ниже на фото вы видите его могилу).


Арестованного Богрова, очень быстро повесили - практически без сколько-нибудь серьёзного следствия. Царь особым указом приказал следствие прекратить и на похоронах у Столыпина не был.
Ни один из жандармско-полицейских чинов, отвечавших за безопасность царской семьи и Столыпина, наказан не был. Только упомянутый выше Кулябко, был приговорён к 16 месяцам заключения - однако царь сократил этот срок своим указом до 4 месяцев.
Ни одна революционная организация не взяла на себя убийство Столыпина.

В этой ситуации невольно напрашивается вопрос: причастен ли Николай II к убийству своего премьера?

Как ни странно покажется некоторым читателям, я считаю что нет.
Именно потому так считаю, что очень уж много косвенных указаний на причастность царя.
Так безумно, столь высокопоставленные люди не подставляются. Так - ПОДСТАВЛЯЮТ ИСКУССТВЕННО.
Царя, в данном конкретном случае, очень умело подставили.
Да - Столыпина убили царские спецслужбы. Точно так же как и "кровавое воскресенье", организовали они же.
Это была серия спецопераций, которые, одна за другой, морально убивали самодержавие, десакрализировали его в глазах русского населения, а царя, шаг за шагом, морально опускали ниже уровня городской канализации.

Конечно, Николай II несёт определённую часть вины за то, что ПОЗВОЛЯЛ себя опускать.
Но всё же, положа руку на сердце - я не думаю что он сам был демоном. Он был ВЕДОМЫМ. Он сам был жертвой.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СМОТРИТЕ ЗДЕСЬ.

Tags: ликбез
Subscribe
promo bar_chk май 6, 2016 20:45 1974
Buy for 100 tokens
3 поста в сутки, приветствуется аккуратное и красочное оформление Нас читают в России, Аргентине, Украине, США, Норвегии, Белоруси, Израиле, Индии, Молдове, Германии, Канаде, Турции, Бразилии, Японии, Гонконге, ЮАР, Сингапуре, Эстонии,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments