funnycouple (funnycouple) wrote in bar_chk,
funnycouple
funnycouple
bar_chk

О тех, кто не умеет срать

Вот вы тут всё про политику да про патриотизм. А мы предлагаем поговорить о том, что действительно близко каждому из нас - о говне.
Мы вот неоднократно задавались вопросом: почему у одних получается быть готовыми к анальному сексу сразу после похода в туалет, а у других подготовка превращается в усиленное клизмирование? Кто виноват?
Возможно ли, что некоторые люди просто не умеют срать?

В который раз хотим написать про анал, а пишем о говне. Ну а куда деваться? Чтобы хорошо входило, должно хорошо выходить - а выходит именно эта субстанция. Причем, она проходит очень долгий и интересный путь.


Напомним вкратце: то, что мы едим, после пережевывания зубами и смачивания слюной падает по пищеводу в желудок и поливается желудочным соком, какое-то время переваривается, а затем проталкивается дальше - в кишечник.
Чем проталкивается и как регулируется - это отдельный разговор. При всей своей внешней неприглядности желудок и кишки устроены удивительным и сложным образом.
В стенках пищеварительного тракта на всем протяжении находятся гладкомышечные пучки, которые сокращаются, перемешивая содержимое и проталкивая его в нужном направлении. Кое-где они образуют сплошные мышечные кольца (сфинктеры), которые могут полностью пережимать просвет. А еще там есть куча датчиков (рецепторов), которые непрерывно анализируют состав, температуру, объем и консистенцию содержимого. Причем, не вся информация с этих датчиков идет в мозг, потому что у пищеварительного тракта есть своя собственная нервная система. Да и эндокринная тоже.
Ну вот пример навскидку: если датчикам в кишечнике не нравится состав того, что идет из желудка, то они дают сигнал на привратник - сфинктер между желудком и кишечником. Тогда привратник сжимается, а все съеденное лежит мертвым грузом в желудке и не проходит дальше. Остается одно из двух: либо массировать живот, пытаясь внешним воздействием расслабить привратник, либо вырвать съеденное.
Если же датчики не бьют тревогу, то содержимое желудка (уже частично переваренное желудочным соком) проталкивается в кишечник, который состоит из нескольких частей, имеющих отдельные названия.
Первой идет двенадцатиперстная кишка, в которой съеденное поливается желчью из печени и соком поджелудочной железы, а желудочный сок здесь действовать перестает по химическим причинам. Затем - тощая кишка, после нее - подвздошная кишка. Съеденное на этом этапе представляет собой кашицу, в которой продолжает действовать сок поджелудочной железы, добавленный ранее. Плюс, стенки кишки поливают эту кашицу своим собственным соком и шустро всасывают всё переваренное.
Из подвздошной кишки кашица проталкивается в слепую кишку (это та, к которой приделан всем известный аппендикс). Здесь пищеварение по сути заканчивается - содержимое уже утратило всякую питательность (ну разве что бактерии еще могут ей кормиться) и из пищевой кашицы превращается в кал. Организм экономен, так что вытянет из него всю воду, соль, сахар и некоторые другие вещества - для этого он погонит кал вверх по восходящей ободочной кишке, справа налево по поперечной ободочной и вниз по нисходящей ободочной. Оттуда кал попадает в сигмовидную кишку, а из нее - в прямую. В ту самую кишку, в которую планирует присунуть свой член ваш партнер.
Прямая кишка не совсем прямая:

Она растягивается и постепенно заполняется той самой субстанцией. А чтоб субстанция не вываливалась, на выходе из кишки есть аж два сфинктера - два мышечных кольца, одно внутри другого. Внутренний сфинктер представляет собой часть мышечного аппарата кишечной стенки - те же автономные гладкие мышцы, только усиленные. А вот наружный сфинктер - это часть диафрагмы таза, состоящей из поперечно-полосатых мышц, которыми можно осознанно управлять. Нормальное состояние сфинктеров - сжатое.
Ну а среди местных датчиков-рецепторов есть те, которые реагируют на объем и растяжение. Сигналы с этих датчиков идут во многих направлениях: и в стенку кишечника, и в крестцовый отдел спинного мозга, и в головной мозг (причем, довольно близко к дыхательному центру, поэтому при остановке дыхания можно обосраться).
Схематически это можно представить так: есть напорный резервуар, а на нем установлен манометр, от которого отходит куча проводов. И есть два клапана: первый управляется автоматикой, а второй - одновременно автоматикой и оператором. Давление в резервуаре растет, стрелка неуклонно ползет вверх, но клапаны закрыты.
Когда стрелка манометра заходит в желтую зону, автоматика решает сбросить давление - первый клапан открывается. На второй клапан тоже идет сигнал с автоматики, и на пульте оператора загорается сообщение «Раскрыть жопу? Yes - No» - оператор решительно жмет No. Второй клапан остается закрытым - наружный сфинктер спасает человека от конфуза.
Но стрелка продолжает ползти вверх и заходит в красную зону. Звучит сирена, стекло манометра покрывают трещины. Сообщение появляется на пульте каждую секунду и мигает красным. Объявлена эвакуация, но храбрый оператор остается на своем месте и побелевшим от натуги пальцем жмет No. Краем глаза он видит, что содержимое резервуара с нечеловеческой силой прёт наружу и лишь второй клапан сдерживает его. Автоматика всё настырнее пытается перехватить управление, и клапан уже не так охотно реагирует на команды оператора. Нервно облизнув пересохшие губы, оператор замечает, что клапан начинает приоткрываться.
Вариантов тут два. Обычно оператор находит возможность безопасно отвести содержимое резервуара, жмет Yes и, утирая пот со лба, смотрит на то, как опасная субстанция уходит в унитаз, а показания приборов возвращаются в норму. Но бывает и такое, что подходящей возможности нет и оператор продолжает давить No до тех пор, пока второй клапан попросту не перестает его слушаться и открывается - говно вываливается в штаны.
Так или иначе, чтобы опорожниться, приходится постараться. Сжимается кишка, сокращаются мышцы брюшного пресса и диафрагма, растет внутрибрюшное давление, учащается пульс, напор крови в сосудах увеличивается. Всё это довольно экстремально и подвергает организм риску - около 10% инфарктов и 3% инсультов происходят именно на унитазе.
И вот тут мы наконец приходим к теме этого поста. Опорожняться-то можно по-разному: правильно и неправильно.
Нормой является одномоментная дефекация, когда быстро и мощно выдавливается содержимое прямой и сигмовидной кишок, а человек поднимается с унитаза с чувством полного удовлетворения.
Но есть и многомоментная дефекация (двухмоментная, трехмоментная и т. д.), когда человек опорожняет только ампулу прямой кишки и остается с мерзким ощущение, что просрался не до конца. И тогда приходится либо по полчаса восседать на фаянсовом троне в попытках выдавить остатки, либо таки подниматься с унитаза, но через какое-то время возвращаться на насест, когда эти остатки подкатят к выходу.
Причем, тип дефекации закладывается в раннем детстве - дети этому учатся. И если научиться неправильно, то переучиться крайне сложно.
Вывод неутешительный: среди людей действительно есть те, кто не умеет срать правильно.
Что неправильно в многомоментной дефекации? См. выше: дефекация даже в норме представляет собой довольно напряжное и рискованное дело. Те, кто не могут просраться за один раз, вынуждены дольше и чаще тужиться на унитазе, увеличивая риск всякого нехорошего: от геморроя до инсульта.
А для анальщиков и анальщиц это ответ на вопрос, заданный в первом абзаце. И винить тут некого, кроме самих себя. Не научились глубоко опорожняться - придется глубоко промываться. Но о клизме - отдельный разговор.

Оригинал поста тут: https://funnycouple.livejournal.com/59659.html


Tags: жопа, ликбез
Subscribe
promo bar_chk май 6, 2016 20:45 443
Buy for 300 tokens
3 поста в сутки, приветствуется аккуратное и красочное оформление …
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 72 comments