Как мой сын пытался взойти на Эльбрус.

Сам я был на вершине Эльбруса три раза. Но здесь я хочу рассказать как мы пытались это сделать с сыном Димой.

Первый раз мы с ним попытались зайти на Эльбрус, когда ему было всего 11 лет. Цели подняться на вершину я не ставил, просто хотели прогуляться вверх, насколько хватит у Димы сил. Дошли до «Приюта 11» (высота 4200 м) и заночевали.

Дима на крыльце «Приюта 11»

А наутро поднялась такая метель, что видимость не превышала 10 метров. На «Приюте 11» оказалось семь взрослых и около 40 детей. Прождав два дня, все решили спускаться вниз. Первыми вышли начальник спасательной службы Эльбруса с тремя туристами, минут через 10 - группа старшеклассников с физруком (женщиной) во главе, а затем, минут через 15, мы. Думали, что шедшие впереди пробьют хорошую тропу, но за 15 минут их следы практически полностью замело снегом, и мы пошли, проваливаясь по колено. Вскоре мы догнали вторую группу и стали совещаться с физруком. Она доказывала, что надо двигаться левее, а я настаивал – правее. Пошли левее, но через полчаса заметили перед собой темные полосы - трещины в леднике. Стали уходить вправо. Вскоре кто-то услышал голоса. Стали кричать, оказалось, что это первая группа.

Дело в том, что в такую погоду первому в группе идти очень тяжело, а я шел впереди. Все белое, никаких ориентиров, идешь как слепой, не знаешь, то ли на следующем шаге ты стукнешься лбом в стену, то ли упадешь в трещину. Обычно тропа от станции"Мир" до "Приюта 11" была отмечена вешками, палками длиной около 2 м, воткнутыми в снег метров через 20. Но перед этим состоялась какая-то альпиниада для новичков, и эти дурни по пути наверх забрали с собой вешки, а потом побросали их возле "Приюта 11". Когда мы подошли к первой группе, начспас спросил, нет ли у меня веревки, чтобы связаться. К сожалению, веревку я оставил внизу, сам уже не раз думал о ней. Вдруг выяснилось, что у меня есть компас, а начспас знал азимут, по которому надо двигаться. Вскоре мы увидели в просвете тумана станцию «Мир». Слава богу, не промахнулись.

Второй раз мы с Димой (15 лет) были на Эльбрусе в мае 1985 г.  Проводилась альпиниада в честь 40-летия Победы. Подобралась хорошая группа. В первый день мы добрались до «Приюта 11». На следующий день провели акклиматизацию, т.е. поднялись выше скал Пастухова (4800 м), провели там пару часов и спустились вниз. А ночью, пошли на вершину. Мороз, ветер. Темп передвижения – делаешь 10…20 шагов и отдыхаешь минуту, восстанавливая дыхание, потом опять 10…20 шагов. Так мы поднялись выше седла (5300 м). Отдохнули. До вершины оставалось совсем немного. Попытались двигаться дальше, но Дима сказал, что если дойдет до вершины, то спуститься уже не сможет. Решили возвращаться. Если бы мы еще один день посвятили акклиматизации, то Дима легко дошел бы до вершины. 

Мы с Димой на склоне Эльбруса чуть ниже седла

Летом 1985 г. я не мог пойти в горы с Димой, а ему очень хотелось повторить попытку взойти на Эльбрус, поэтому я присоединил его к группе, которой руководил мой друг, очень опытный турист и альпинист. Перед началом восхождения он вышел из «Приюта 11», огляделся, посмотрел на небо, что-то ему не понравилось, и он отменил восхождение, а несколько групп пошли. Ближе к полудню погода резко испортилась. Шквалистый ветер и пурга продолжались несколько дней. Большинство из тех, кто пошел на восхождение, не вернулись. Когда распогодилось, все, кто был на «Приюте 11», приняли участие в «спасательных работах» (хотя спасти кого-нибудь уже было невозможно).

В следующем году мы с Димой (16 лет) предприняли попытку восхождения на Эльбрус с северной стороны, т.е. там, где нет никаких подъемников и приютов. Опять подобралась хорошая группа. Тактика подъема после подхода к подножию Эльбруса такая: полдня все идут вверх, оставляют рюкзаки, поднимаются выше налегке, проводят там два - три часа для акклиматизации, спускаются к рюкзакам и разбивают палатки для ночевки. Так мы за три дня дошли практически до седла. На следующий день должны были подняться на вершину. А к ночи – две напасти. Заболел один член группы. А болезни на большой высоте очень опасны, развиваются очень быстро и могут иметь самые плачевные последствия. В таких случаях надо резко сбрасывать высоту.

Кроме того, поднялся сильный ветер, идти ему навстречу было практически невозможно, валил с ног. Руководитель принял решение. Рано утром вся группа быстро собрала вещи и «полетела» вниз. Ветер дул в спину с такой силой, что казалось, если подпрыгнуть на месте, окажешься метров на 20 ниже. Через несколько часов все оказались у подножия Эльбруса, т.е. там, где были три дня назад. На спуске я шел в связке с Димой и провалился в трещину, слава богу, неглубокую. Дима среагировал очень оперативно, упал и «зарубился» (воткнул ледоруб в наст, чтобы не скользить по склону). В этот раз Дима чувствовал себя полным сил, и если бы восхождение не было прервано, легко поднялся бы на вершину.

После этого похода Дима ходил в горы уже без меня в составе спортивных групп.

promo naglecc november 17, 20:23 22
Buy for 110 tokens
Неимоверное количество людей в стране жаждут величия ! И не просто жаждут- они живут этим, с рождения висящим над их головами лживым, дырявым транспарантом с истертыми буквами и сумасшедшей идеей, воплощенной в безумном призыве. Они дышат им, отравляя свои легкие, с самого детства. Пусть…

Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.