morseg (morseg) wrote in bar_chk,
morseg
morseg
bar_chk

Как я пытался радикально повысить эффективность нашей нефтяной промышленности

В 1985 г. я перевелся на работу в один из ВНИИ нефтегазовой промышленности ведущим научным сотрудником, а до этого моя работа была связана с авиацией.
В то время интенсивно осваивались нефтяные месторождения Западной Сибири. Однако отрасль шла по экстенсивному пути развития. Из-за сложного геологического строения месторождений с близким расположением нефтяных и водяных пластов скважины часто обводнялись и выбывали из строя. Вместо них бурились новые, осваивались новые месторождения …
В связи с этим очень остро стоял вопрос о повышении качества строительства скважин. Позднее я проиллюстрировал серьезность этой проблемы  результатами анализа, которые я опубликовал в 1990 г. Было показано, что за счет повышения качества строительства скважин для многих сложно построенных месторождений, можно было бы увеличить добывающие способности скважин многократно, иногда на порядок.
Я пришел в этот институт на завершающей стадии разработки «Методики оценки качества строительства скважин» по заданию Миннефтепрома. В этой работе были задействованы практически все ведущие специалисты института уровнем не ниже завлаба.
Примерно через месяц, войдя в курс дела, я заявил, что методика никуда не годится, она строится на заведомо неверном подходе. Качество скважины оценивалось по показателям, отражающим соблюдение технологии ее строительства. Кстати, так делается до сих пор в большинстве отраслей. Чтобы было понятнее, приведу аналогию: вряд ли кто-то из Вас захочет признать качественным сыр, изготовленный в соответствии со всеми ТУ, но из пальмового масла. Точно так же и со скважинами.
Я предложил оценивать качество скважины по показателям, определяющим ее добывающие способности, то есть по способности скважины выполнять свое назначение. Разгорелись споры, я, тогда еще молодой кандидат наук, выступал один против всех маститых докторов-профессоров, но устоял и постепенно доказал свою правоту. В итоге пришли к компромиссу. Мне предложили довести уже сделанную работу «до ума» и сдать ее Заказчику. А на следующий год открыть новую работу, в рамках которой я мог бы реализовать все свои идеи.
Так и поступили. В результате появилась новая методика, в которой совокупность показателей качества полностью определяла скважину как производственную мощность для добычи нефти на этапе ее приемки-сдачи в эксплуатацию. По результатам такой оценки однозначно определялся экономический эффект, который будет получен в процессе последующей эксплуатации каждой конкретной скважины за счет повышения качества ее строительства. И этот эффект позволял бы стимулировать руководителей и сотрудников всех нефтедобывающих, буровых, проектных и научных предприятий за повышение качества строительства скважин. Надо было только создать соответствующий экономический механизм. На это я и направил свои дальнейшие усилия. Сложность решения этой задачи становиться очевидной, если учесть, что в СССР вообще никаких подобных экономических механизмов не существовало. Все надо было разрабатывать с нуля, но мы с задачей успешно справились.
В результате «Миннефтегазпром» утвердил и рекомендовал к внедрению «Положение об экономическом механизме управления качеством проектирования и строительства скважин».
Внедрение этого Положения стимулировало бы многократное повышение добывающих способностей скважин, вплоть до максимального уровня, при котором добыча нефти определялась бы только возможностями продуктивных пластов без ограничений, обусловленных технологией строительства скважин. Соответственно выросли бы доходы предприятий, а также зарплаты их руководителей и сотрудников.
Но внедрение стало явно «тормозиться» на уровне производственных объединений. Однажды состоялся такой разговор с одним из заместителей «генерала»:
- Давайте внедрять.
- Нет, не будем.
- Но ведь Вы видите, что эффект будет огромным, что Ваши доходы существенно вырастут?
- Да, вижу! Но, понимаешь, если бы доходы нашего генерала, его детей и его внуков зависели бы от результатов эксплуатации наших месторождений, он бы тебя и в Гваделупе нашел, привез бы на месторождения и заставил бы работать. А то, что ты предлагаешь, тут столько работы, даже всю систему взаимоотношений между предприятиями надо перестраивать. Нет, не будем внедрять.
Вдобавок начался беспредел 90-х. Генеральный директор нашего института прекратил выплачивать зарплату и командировочные сотрудникам. Практически все деньги, которые приходили в институт за выполненные работы, забирал себе и вкладывал их в свой банк, который затем успешно прогорел. Из 1500 сотрудников через пару лет в институте осталось около 200, в основном профессора-пенсионеры. Пришлось жить практически впроголодь, пока не научился хоть немного зарабатывать в новых условиях.
Потом, через несколько лет, когда рубли уже превратились в тысячи, мне позвонили из института и попросили получить командировочные за поездки в Сибирь и Москву, куда я летал за свой счет для сдачи работ заказчикам. Выдали 2001 рубль. Я тут же добавил 499 рублей и купил на все эти деньги баночку пива (0,35 л). А денег, которые выдали на оплату двухлетней работы сотрудников института-соисполнителя в Москве, хватило даже на бутылку коньяка, которую мы потом при встрече с удовольствием и распили.
Денег на поездки в Сибирь за свой счет у меня уже не было, постепенно я «остыл», поэтому моя разработка так и не была внедрена.
А если бы я тогда нашел деньги и проявил должную настойчивость, может быть наша нефтянка уже давно стала бы высокоэффективной ...
А если бы еще распространить результаты моей работы на другие отрасли …
Как бы сейчас Россия процветала!!!
Винова-а-а-а-а-т ...
Subscribe
promo bar_chk май 6, 2016 20:45 478
Buy for 100 tokens
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 29 comments