"ОБЕЗЬЯНКИ" - клуб Сергея Воронина (Сергей Воронин) wrote in bar_chk,
"ОБЕЗЬЯНКИ" - клуб Сергея Воронина
Сергей Воронин
bar_chk

Такая бессмысленная жизнь...



На фотографии - Клавдия Дмитриевна Шамаева в 2012-м году.



Фото внука Клавдии Дмитриевны - Лёшки Лишаева в 2009-м году. Здесь ему около 18 лет

Вот моя соседка с 1-го этажа. Ее звали Клавдия Дмитриевна Шамаева. Как она прожила свою жизнь? А никак... Вот просто НИКАК... В молодости жила в деревне и вышла замуж за местного парня-пьяницу. Причем прекрасно знала, что он - пьяница. Но все равно вышла. Потому что всегда была полнейшей дурой! Сама это всегда знала. Сама всё понимала. Так про себя всем знакомым и родне и говорила: "Я - дура набитая!" И все равно всё делала по-своему. То есть не по уму, а как бы вне ума... Тот муж долго над ней издевался, но она всё терпела, пока он не захлебнулся водкой и не умер от белой горячки. Ей бы бросить его сразу. Так ведь - нет! Она от него еще и родила. Дочь Свету. Которую и она сама, и все вокруг чисто по деревенски всю жизнь звали только уничижительно Светкой. Так бы Клавдии и куковать бы всю жизнь ранней вдовой - никому не нужной. Но вскоре нашелся разведенный мужичок, который на ней и женился. Был он опять же пьяницей, да к тому же бесплодным. Он сказал Клавдии:

- У меня своих детей нет и никогда не будет, а у тебя - дочь. Давай растить ее вместе.

И Клавдия согласилась. Второго мужа она не то что не любила, а просто терпела рядом. А куда ей было деваться? Надо же было и дочь растить, да и самой как-то жить, ведь молодая еще. Мужик деньги приносил в дом - и ладно. А деньги были, надо сказать, очень неплохие. Их деревня стояла возле железнодорожной станции, и муж устроился слесарем на железной дороге. А на "железке" все пьют страшно. Потому что работа ужасная - как правило или в грязи, или под дождем, или на морозе. А если и под крышей в депо, то в такой гари, копоти, а зимой на ледяном сквозняке, что только мама не горюй! Поскольку муж пил, то доверили ему сначала самый поганый участок - в слесарном цехе разбирать сломанные колесные пары. И ладно бы эти колеса были из-под товарных вагонов. Так ведь его поставили на вагоны пассажирские. А у этих вагонов как раз над колесами размещаются туалеты. Так что все дерьмо оседает на железках. И когда их привозят в цех, то от них не просто воняет - их нужно буквально голыми руками разбирать, то есть в этом самом дерьме в прямом смысле слова копаться. Тут уж поневоле сопьешься! И начальство это прекрасно видит, знает и понимает. И поэтому ничего с пьяницами поделать не может - потому что на такую работу никаких других желающих не найдешь. Только горьких пропойц.

Наконец мужу надоело нюхать эту вонь и терпеть всевозможные унижения, и он решил пробиться в люди. А для этого нужно было бросить пить и в течение года не иметь прогулов и никаких других замечаний по работе. Он честно вытерпел этот срок, и его перевели в осмотрщики вагонов. Эта работа уже почти элитная и рассчитана на почти интеллектуалов: ходи себе с огромным фонарем и с молоточком на длиннющей ручке и постукивай по разным местам прибывших на станцию составов. По звуку определяй, нет ли где в железках трещины, на глаз прикидывай, соответствуют ли нормам всякие соединения, наклоны, пересечения в деталях и всё такое прочее. А этих норм - несколько десятков. И все их нужно знать назубок и помнить ежеминутно. Если найдешь серьезный недостаток, который пропустили осмотрщики на соседних станциях, то выпишут тебе премию, а тем - объявят выговор. И тогда станешь ты передовиком производства. Пропишут про тебя в профессиональной железнодорожной прессе. Прославишься! Но если пропустишь что-то важное и после твоего осмотра у вагона загорятся тормозные колодки или вагон, не дай бог, вообще скувыркнется в кювет, то ждет тебя уже тюрьма. И надолго. Так что муж от таких порядков перестал пить вообще. И не пил почти 30 лет. Вообще не брал ни капли в рот - потому что прекрасно знал себя: только стоит ему выпить хоть одну рюмку - тут же "резьба у него свинтится" и он загуляет тогда уже вусмерть!

В результате столь хороших показателей в работе зарплата у мужа выросла настолько, что они с Клавдией в конце концов сумели накопить денег и купили двухкомнатную квартиру в городе. И всё в их жизни было хорошо и прекрасно. До поры до времени... Их дочь Светка вышла замуж и родила дочь, которую назвали Леной. Но Светка тоже выросла горькой пьяницей. В школе училась на одни двойки. После восьмилетки закончила училище, стала мастером парикмахерского ремесла и принялась работать в салонах. Но нигде не держалась дольше полугода. Как только у нее появлялись деньги, она уходила в загулы и пропадала из дому на неделю-две. Поначалу родители ее искали, подавали заявления в милицию на розыски. И ее действительно искали. И находили - или в других городах где-нибудь на вокзале, лежащей пьяной полураздетой на лавке, или здесь же, в своем городе, в нашем Ульяновске, в какой-нибудь "малине". В итоге уже ни в одну парикмахерскую ее не брали, и она работала исключительно на дому. К ним в квартиру приходили клиенты, и Светка стригла их на кухне. Брала чуть меньше, чем в салонах, так что работа у нее была всегда.

Чтобы не видеть постоянно волос у себя в доме, муж Клавдии - его звали Анатолий - поднапрягся, опять поднакопил денег и купил дочери двухкомнатную квартиру в девятиэтажном доме через дорогу. На берегу реки Свияги. Деньги у Светки теперь были всегда, так что пить она могла, когда хотела, и пропадала отныне уже не на неделю, а на месяц и дольше. И родители перестали ее искать, потому что в милиции над ними уже смеялись. А находили ее случайно: кто-либо из соседей-рыбаков вдруг сообщал родителям, что видел их Светку на берегу лежащей в камышах. Анатолий с Клавдией шли в указанное место и действительно находили ее там. Это если дело было где-нибудь в июле. А зимами она жила то у одного мужика, то у другого в какой-нибудь гнойной общаге или в бомжатнике. При этом муж не бросал Светку. Потому что и сам он оказался пропойцем. В 25 лет это был самый настоящий русский красавец! Высокий белокурый богатырь с обаятельной улыбкой, добряк! Звали его Володей. Только вот фамилия была противная - Лишаёв... Так что вскоре Светка и Володя пили уже на пару. И если их первый ребенок, Ленка, была более-менее симпатичная, похожая на мать в молодости, то второй ребенок,Сашка, в детстве лицом был чуть красивее Квазимоды... Судьба словно решила поиздеваться над ним, ни в чем не повинным ребенком.

Увидев пагубную страсть Светки, родители поначалу пытались ее лечить. Клали в наркологическую больницу, "зашивали торпеду", заговаривали у всяких знахарок. На три-четыре месяца, максимум на полгода Светка приходила в себя, а потом всё начиналось сначала. Пьяницей выросла и их дочка Ленка. Так что теперь мать с отцом пили в открытую на пару, а их дочка Леночка - допивала. Поначалу втихую, незаметно... Но время шло... Ленке было всего-то лет 13-14, а она тоже начала уходить на несколько недель из дома. И Светка искала свою дочь тоже через милицию. И тоже ее находили то в бомжатнике, то в каком-нибудь сарае на берегу всё той же Свияги. И тогда Светка била Ленку! Воспитывала. А Ленка в ответ люто ненавидела мать! И безбашенная мать довоспиталась...

Светка в 46 лет умерла... Отравилась "паленой" водкой. Причем в эту ночь они пили на пару с Ленкой. Из одной бутылки. И эта бутылка к утру была пустой. Только Светка умерла... Как выпила одну единственную рюмку "паленой" - так и осталась сидеть на кухне на диване, словно уснула... А Ленке хоть бы хны. Хотя она тоже была смертельно пьяная. Утром она спокойно пришла к Клавдии Дмитриевне и абсолютно равнодушным голосом сообщила:

- Бабушка, мамка, кажется, умерла! Не встает... вся синяя... холодная...

Вскрытие показало, что Светка умерла от дозы именно метилового спирта.
Потом Клавдия Дмитриевна говорила внучке:

- Ну что, сучка, отравила мать! Подсунула ей рюмку отравы! А нормальную водку, всю бутылку, сама выдула. Эх... Бог тебе судья... На том свете он тебе всё припомнит! Гореть тебе в аду!!!

В ответ Ленка только отмалчивалась...

Володя, Ленкин отец, после этого боялся за свою жизнь и нашел другую женщину, перебрался к ней на постоянное местожительство. Сашку забрали к себе Клавдия с Анатолием. Ленка осталась жить в материной 2-комнатной квартире и загадила ее до невозможности. Потом от безденежья стала пускать туда на постой рыночных торговцев-вьетнамцев. Так они отвинтили там все металлические ручки на дверях, все шпингалеты на окнах - всё сдали в пункт приема металлолома. Сама Ленка в 18 лет уже переболела сифилисом, лежала в инфекционной больнице.

Потом она якобы вышла замуж за соседа-инвалида, хромого и косого своего сверстника-полупаралитика из нашего же двора, из соседнего дома, где я живу. Когда я работал в школе, то он был моим учеником, потому что школа находится в ста метрах от нашего дома. И все мы друг друга знаем годами и десятилетиями. В юности это был вполне смышленый парень. Но потом и он превратился в страшного пьяницу. Нормальным парням эта продажная Ленка была, конечно же, не нужна. Ленка кое-как закончила 8 классов, потом уже нигде не училась. Пыталась работать продавщицей, поменяла кучу магазинов и киосков, но везде воровала и не могла продержаться, как в свое время и мать, дольше полугода. Потом родила от этого "мужа" девочку. Но муж тоже не работал, так что их ребенок вечно был голодный, неухоженный, и девочку в конце концов органы опеки насильно забрали в детдом. Клавдия Дмитриевна регулярно посещала правнучку. Девочке было уже 5 лет, но Клавдия говорила, что она будет тоже в мать и бабку, то есть в Светку: "ПсиховнАя! Ненормальная. Уже сейчас это видно: может закатить истерику по любому малейшему повод. Да так, что ее потом долго-долго не остановишь." Хотя чисто внешне девчонка растет довольно симпатичная.

Ленку долго не лишали материнства - она постоянно приносила справки от нарколога и своего участкового, по которым якобы следовало, что она перестала пить. И поэтому ее девчонка официально не считалась сиротой, и другие желающие не могли ее удочерить. Так она и росла в детдоме - ни материна, ни "государственная". И, может, это даже к счастью. Потому что удочерят сердобольные бездетные люди такую девчонку, пожалеют, не посмотрят на ее дурную наследственность, и потом будут мучиться с ней всю свою оставшуюся жизнь! Тоже станут бегать искать ее по всем окрестным садам-огородам да берегам Свияги, как в свое время Клавдия Дмитриевна искала свою Светку, а потом вместе со Светкой уже и Ленку.

А Ленка в это время успела всё от того же мужа-паралитика и пьяницы родить еще и мальчишку. Родила потому, что за двоих детей ей теперь был положен от государства материнский капитал - "поллимона" рубликов, на которые она собиралась купить в коммуналке комнату. Потому что живут они с неофициальным мужем в съемной квартире - а квартиру матери у нее власти отобрали, потому что она годами не платила за коммунальные услуги.

Ленка продолжала воровать, так нигде и не работала. Однажды по пьяни она зверски избила своего двухмесячного сына и его у нее отобрали и на этот раз лишили родительского права уже на обоих детей.

Муж Клавдии, Анатолий, от такой проклятой жизни опять начал пить, буянить. И вскоре умер. К великой радости Клавдии!

Внук Клавдии, Сашка, как сирота получил после окончания школы льготу - возможность поступить в местный университет без экзаменов и учиться в нем совершенно бесплатно. Плюс к этому ему государство платило хорошее денежное пособие. Но он в университете проучился всего один год на факультете информатики и решительно бросил. Ему резко не понравилось, что каждые полгода там нужно сдавать экзамены. Остался таким образом без образования. Сейчас ему уже 27 лет, и теперь он все последние восемь лет нигде за всю жизнь ни дня не проработал, а целыми днями, как ребенок, сидит дома, в бабкиной квартире, за компьютером и все ночи напролет играет в интернетовские стрелялки-догонялки, а днем до двух часов спит... Живет исключительно на бабкину пенсию, ничем ей не помогает, не ходит даже в магазин за продуктами или в аптеку ей за лекарствами, но зато орет на бабку:

- Почему опять нет колбасы?! Не буду я есть твои пустые щи без мяса!

Бабка почти совсем ослепла и оглохла. Не видит дальше протянутой руки. Не слышит ни звонка в дверь, ни телефона. Часто вызывает "скорую". Недавно врачи к ней опять приехали - стучались к ней, звонили - но так никто им и не открыл. Ну, они и отбыли со спокойным сердцем... Свой долг они честно выполнили. А то, что им не открыли, так это не их дело. Когда же бабка немного оклемалась и вышла во двор и начала жаловаться соседкам, что "скорая" так к ней и не приехала, укол от непомерного давления не сделала, то соседки ей сказали:

- Да ты что, Клавдия! Как же не приехала, если врачи к тебе полчаса названивали. Потом кулаками в дверь барабанили. И мы им тоже помогали - знаем же, что ты не слышишь. Но ты сама же им так и не открыла.
И тут Клавдия схватилась за голову:

- Ай,батюшки! Что же это творится! Я действительно ничего не слышала... После клофелина лежала как шальная - в голове шум от давления, ничего не соображаю, круги перед глазами. А Сашка, ирод, был дома, всё слышал, но так их и не впустил... Ведь помру - неделю буду лежать, пАхнуть уже начну, а он, сука, ко мне так и не подойдет... будет сидеть за своим компьютером и играть... Он уже сам с собой разговаривает, уставится на экран - и хохочет!.. Ничего вокруг не замечает...

Соседки, когда Сашка вышел во двор, начали его стыдить:
- Что ж ты делаешь, негодник! Ведь ты сознательно убиваешь бабушку! Вот помрет она - как тогда жить без нее станешь? На какие такие шиши?!
А он в ответ только нагло ухмыльнулся:

- Не ваше собачье дело! - и плюнул!

Как-то раз я вышел во двор с фотоаппаратом и от нечего делать предложил Клавдии Дмитриевне как старинной знакомой:

- Хочешь, я тебя сфотографирую.
- Давай!- неожиданно обрадовалась она, потому что последние годы ее никто не фотографировал. Более того, в Москве у нее живет родная сестра. Раньше они регулярно раз в год ездили друг другу в гости. Но теперь постарели и решили общаться по скайпу. Клавдия начала умолять внука разрешить ей хоть раз в месяц разговаривать с сестрой, видеть ее на экране монитора. Но куда там! Сашка бабку и слушать даже не стал. Коротко отрезал:

- Да ну тебя к чертовой матери! Все равно ничего не слышишь и не видишь. Только заплюешь мне весь монитор! Потом его не ототрешь. Иди отсюда! Не мешай!

Так бабка и ушла ни с чем...

Я Клавдию Дмитриевну сфоткал и уже через полчаса принес ей снимок. Она взяла его как величайшую ценность и сказала:

- Вот спасибочко-то! Поставлю его в серванте на видное место - как помру, это будет карточка на мой памятник. Хотя... Мне даже памятника на могиле не будет... Кому его ставить-то?.. Внучка пьет беспробудно... А Сашка... Ну что с него возьмешь... Ведь говорила я Светке, как только ни упрашивала, как ни умоляла ее: больше не рожай ты от этого пьяницы Володи! Ну подумай ты своей глупой башкой сама, КАКОЙ ребенок от него получится! Хватит с вас одной Ленки.Так она мне в ответ только фыркала: "Нет! Всё равно рожу! Володя так хочет! Он меня без второго ребенка бросит!" Ну вот и выродила... И сама померла, и внучика-придурка мне в мои-то годы подбросила... Корми его пои... бугая... ведь ему скоро уже 30 лет стукнет!.. И сама вместе с ним в одной квартире живи и питайся... И всё на одну-то мою пенсию... Ведь он, сука, даже в день моих похорон на кладбище не поедет - так и останется сидеть дома... Меня вынесут... он закроет за гробом дверь и сядет за компьютер опять играть... Так чужие люди да соседи меня и закопают... и никто ко мне больше никогда не придет...


И действительно за все годы после смерти матери Сашка так НИ РАЗУ и не побывал на могиле родной матери... Про мать он не то что не вспоминает - слышать про нее не хочет! Сестру Светку тоже ненавидит! И, честно говоря, а за что ее любить-то? Воровку. Она так нигде и не работала. Жила на нищенскую пенсию мужа-инвалида. Изредка приходила к бабке - якобы проведать или полы вымыть. Сашка продолжал сидеть за компьютером, Клавдия постоянно лежала неможА, плохо соображая от давления. В этих условиях Ленка полы мыть и не думала - уворовывала у них что-нибудь - или чашку с тарелкой из серванта, или Сашкину куртку - и сбегала. Потом продавала эти вещи и деньги опять пропивала. В конечном итоге Сашка вовсе перестал пускать ее в квартиру. Иногда Ленка просилась к ним переночевать или просто поесть. Но Сашка гнал ее прочь матюками! И тогда она часами стояла у них под дверью... Я видел ее: внешне она превратилась почти в мальчика-подростка: совершенно неопределенного возраста, безгрудая, страшно высохшая, сгорбленная, почти безволосая...

Помимо Ленки к Клавдии Дмитриевне приходил и Володя, бывший муж Светки, отец Ленки и Сашки. Сашка его тоже знать не желает. А Володя продолжал жить то с одной бабой, то с другой. Часто на съемных квартирах. И продолжал пить безбожно. Из могучего красавца он всего-то в 50 лет превратился в опухшего совершенно седого вечно небритого сгорбленного старика с бесцветными глазами. Последний раз он приходил к Клавдии и буквально со слезами вымаливал у нее три тысячи - чтобы заплатить за квартиру. Пенсионерка, сама живущая буквально на гроши, тратящая их на лекарства и на пропитание бездельника внука, она все-таки сжалилась над зятем и подарила ему эти деньги. Именно подарила - потому что прекрасно знала, что он все равно никогда их не вернет, хотя клялся и божился, что отдаст как только заработает. Да где ж он их заработает, если его, пропойцу, уже многие годы никто нигде не берет на работу.

А вскоре проклятая внучка Ленка и вовсе умерла. В 35 лет... Умерла в крошечной коммуналке, где жила с нерасписанным мужем-уродом. Ушла незаметно. Перед этим долго болела, кашляла, хотя стояло жаркое лето. Потом перестала ходить. А однажды вообще не проснулась... Муж ее потрогал - а она холодная... Паталогоанатомы дали заключение: хроническое воспаление легких, цирроз печени. Ее похоронили на следующий день после смерти - никто не собирался три дня держать ее дома и плакать над гробом. Прямо из морга привезли к бабушкиному подъезду, выгрузили из катафалка на 20 минут, мы все, соседи, вышли посмотреть на нее: в гробу лежала желтая малюсенькая, казалось, старушонка лет 80-ти... Гроб опять загрузили в катафалк и увезли на Ишеевское кладбище.

После возвращения оттуда Клавдия, сидя вечером на лавочке, нам сказала:

- Всё! Закопали ее, как брошенную сучку, в могиле. Эта могила через пять лет просядет и станет ямой... Так ямой она навсегда и останется... Потому что никто больше никогда к ней не приедет. Мне уже не до поездок. Сама скоро туда же лягу... А Сашка рад, что сестра умерла - так он ее ненавидит!

Клавдия Дмитриевна умерла через два с половиной года после похорон внучки. Было ей уже почти 85 лет. Последние три десятилетия она страдала от повышенного давления, постоянно все эти годы пила клофелин. А это - страшный наркотик. То есть фактически на стала лекарственной наркоманкой. И даже удивительно, что она смогла дотянуть до такого возраста! Давление у нее годами было стабильно 180 на 130 и даже иногда выше. Обычно от такого давления сосуды головного мозга разрываются! Но Клавдия всю жизнь проработала на кожевенном комбинате, простояла возле ванн, в которых пропитывались дубильными растворами шкуры забитого скота, и, видимо, весь ее организм тоже пропитался этими растворами насквозь. Так что сосуды стали "железными".

И все-таки ее сначала парализовало. Месяц она пролежала в неврологическом отделении нашей засвияжской больницы. Мы, соседи, почти никто об этом и знать не знали - Сашка об этом никому не распространялся. Я узнал лишь тогда, когда Сашка однажды вдруг позвонил мне в дверь и попросил помочь перенести бабушку из машины в квартиру. Я вместе с другими мужиками, конечно же, помог. Клавдия была в полном сознании, но у нее отказала половина тела. Я знал о наплевательском отношении Сашки к бабушке и недели через две сказал пенсионеркам на скамейке:

- Ухайдакает он Клавдию Дмитриевну... Поможет поскорее умереть... Зачем ему за ней ухаживать?
- Что ты такое говоришь! - в ответ возмутились они. - Ты знаешь, КАК он вдруг изменился! Мы на днях приходили к Клавдии в гости - посмотрели, КАК она там, ЧТО с ней. Думали, она вся в дерьме и в червях! И удивились - как заботливо он ухаживает за бабушкой! Глазам своим не поверили! Моет ее. Покупает ей памперсы. Сам готовит. Кормит ее. Помогает перевернуться. Купил ей маленькую колясочку, чтобы она могла передвигаться по квартире. Мы поражены! Вот что с ним сделал стресс! Понял, что остается совершенно один. На всем белом свете!.. Один...

А еще через неделю Клавдия попыталась самостоятельно дойти до туалета и упала. Плашмя. Сильно ударилась головой. И ее парализовало еще раз. Соседки опять сходили проведать ее и увидели, что вся нога у нее от удара синяя, голова и язык на бок, взгляд бессмысленный...

- Зачем ей жить? - сказали они. - Только Сашку мучить... Уж поскорей бы Бог забрал ее к себе...

И через пару дней она действительно скончалась. Это было 29 декабря 2017-го года.

- Эх...- огорченно сказали соседки,- подвела Клавдия. Всего три дня не дожила до пенсии. Как бы эти деньги пригодились бы на ее похоронах...

Спрашивается: ну и зачем жила эта женщина? Ни для чего... Что полезного она и ее потомки сделали другим людям? Ничего... Но ведь все-таки зачем-то Бог ее создал. Значит, была у него для этого какая-то неведомая нам цель. Может, единственно лишь для того, чтобы я в конце концов написал про нее этот рассказ, а вы его прочитали.
Может, и так. Кто ж знает... Хотя и это тоже уже совсем и совсем не мало...



2018г.
Subscribe
promo bar_chk may 6, 2016 20:45 443
Buy for 300 tokens
3 поста в сутки, приветствуется аккуратное и красочное оформление …
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 270 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →