ivanovyur (ivanovyur) wrote in bar_chk,
ivanovyur
ivanovyur
bar_chk

"О, смелый Сокол! В бою с врагами истек ты кровью". Скрепы.



    Когда писал о "Саратовском авиаотряде", поднял информацию о авиакатастрофах в Саратовской области. Честно говоря, иногда волосы вставали дыбом. Сколько человеческой дури! Имя М. Расковой известно в России и за её пределами. Достижения лётчицы по установлению авиарекордов, заслуги в деле формирования женских полков в годы ВОВ знакомы любителям истории и авиации. Они нашли отражение в значительном количестве книг и статей. Там, в  абсолютном большинстве из них, смерть лётчицы описывается фразами: «погибла в авиакатастрофе в сложных метеоусловиях при перелёте на фронт» или «погибла при исполнении служебных обязанностей». Рассекречивание архивных документов даёт возможность в деталях восстановить обстоятельства гибели одной из первых женщин, удостоенных звания Героя Советского Союза (1938 г.).    
  
    Памятник знаменитому Герою Советского Союза, находится на улице лётчицы-героя Ароновой, между улицами Жуковского и Осипова, возле 93-й школы, это не очень далеко от Саратовского аэропорта. Сбор средств на возведение памятника Марине Расковой был начат 93-й школой в середине 1960-х годов. Большую помощь оказывали учащиеся и их родители, СВВКИУ имени Лизюкова (мой дядька, мой отец, я - его заканчивали), завод "Корпус"  (работал второй дядька), и Кировская районная администрация. Открытие было приурочено ко Дню победы в 1968 году. Авторами монумента стали студенты-дипломники Московского архитектурного института. Композиция состоит из 14-метровой стелы со стальными соколами на вершине и скульптурным портретом Расковой и плиты со словами из "Песни о Соколе" М. Горького: "О, смелый Сокол! В бою с врагами истек ты кровью". На церемонии  были приглашены сослуживцы и родственники,  слово брала дочь лётчицы. Площадь у памятника стала местом проведения торжественных мероприятий школы и жителей микрорайона, курсанты возлагали цветы и венки. К 65-летию победы памятник был отреставрирован, запущенная прилегающая территория была вновь облагорожена.

     Марина Михайловна Раскова 28.03.1912 - 04.01.1943.гг. Отец певец оперы, мать учитель. Москва. С 1932 - лаборантка аэронавигационной лаборатории  академии Жуковского, 1934 - Ленинградский институт инженеров гражданского флота - штурман, 1935 - окончила школу лётчиков.
   В 1937  в качестве штурмана  участвовала в установлении мирового  рекорда дальности на самолёте АИР-12,  в 1938 г. -в установлении двух мировых авиационных рекордов дальности на гидросамолете МП-1.
   24 - 25 сентября 1938 года экипаж из трёх женщин В.С. Гризодубовой (командир), П.Д. Осипенко (второй пилот) и М. Расковой (штурман) совершил беспосадочный перелёт из Москвы на Дальний Восток протяжённостью 6450 км, длившийся более 26 часов. При вынужденной посадке «Родины», связанной со сложными метеорологическими условиями, командир экипажа приказала штурману покинуть самолёт с парашютом, самолет должен был сесть на "брюхо", где располагалась кабина штурмана.  Марина Раскова оказалась в глухой тайге, имея с собой всего 2 плитки шоколада. Десятки советских самолётов вели поиски с воздуха, тысячи человек искали её на земле, миллионы людей в мире, следили за ходом поисков у радиоприёмников. Штурмана АНТ-37 обнаружили лишь спустя 10 суток. За установление женского мирового авиационного рекорда дальности полёта, а также проявленные при этом мужество и героизм капитан Марина Михайловна Раскова была удостоена звания Героя Советского Союза (№106).
     В РККА с 1938 г.. Одновременно находилась в штате НКВД,   штатный консультант, затем уполномоченный Особого отдела ГУГБ НКВД СССР,  в особом отделе 3-го (авиационного) Управления НКО СССР, старший лейтенант госбезопасности (майор РККА).  Также, с 1938 г. одновременно  возглавляла Управление международных воздушных линий СССР.
    За выполнение этого перелёта и проявленные при этом мужество и героизм 2 ноября 1938 г.  Расковой Марине Михайловне присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ор дена Ленина, а после учреждения знака особого отличия ей была вручена медаль "Золотая Звезда". В ходе вручения наград и приемов в Кремле, состоялось личное знакомство с И. Сталиным, отважная летчица - штурман, стала его любимицей.
    Пользуясь авторитетом Героя Советского Союза и  знакомством с И.В. Сталиным, Марина Раскова выступила с инициативой направить на фронт авиаторов-женщин. Результатом её организаторской деятельности стал приказ народного комиссара обороны № 99 от 8 октября 1941 года «О сформировании женских авиационных полков ВВС Красной армии». Приказ предписывал создать три авиаполка с дислокацией в районе города Энгельс и укомплектовать их «лётно-техническим составом из числа женщин кадра ВВС КА, ГВФ и Осоавиахима»3. Так в составе ВВС Красной армии появились 586-й истребительный, 587-й бомбардировочный и 588-й ночной бомбардировочный авиационные полки.
    М. Раскова с присвоением воинского звания майор была назначена командиром 587-го бомбардировочного авиаполка, вооружённого самолётами Су-2. Эти машины уже были сняты с производства и считались устаревшими. Решать вопрос о перевооружении полка Раскова направилась к народному комиссару авиационной промышленности А.И. Шахурину. Она добилась того, чтобы её полк одним из первых в ВВС получил новейший пикирующий бомбардировщик Пе-2. Следует отметить, что 587-й бап был «условно женским». При преобладании военнослужащих женщин  в нём служили и мужчины.

В июле 1942 года в 587-й бап поступили 20 самолётов Пе-2. Командир полка майор М.М. Раскова организовала изучение новой боевой техники с личным составом. «Для того чтобы хорошо командовать, нужно самой хорошо летать и, конечно, в совершенстве знать машины, на которых летают твои подчинённые», — говорила Раскова. Она заняла должность командира полка, минуя предыдущие ступени карьеры военного лётчика. В качестве пилота она до сих пор летала мало, в основном на легкомоторных самолётах, поэтому ей пришлось прилагать значительные усилия, чтобы не отставать от подчинённых в деле освоения новой техники. В своём письме родным Раскова писала: «Я почти не чувствую усталости, хотя больше четырёх часов в сутки никогда не сплю и совсем не имею выходных дней». Истребительный и ночной бомбардировочный женские полки уже находились на фронте, а 587-й бап всё ещё осваивал новые самолёты в тылу.
   Историческая справка. Положение дел в авиации Красной армии с аварийностью, а также организация перелётов подразделений к линии фронта, на начальном этапе ВОВ была критической. Известно, какой ущерб нанёс противник советским ВВС в первые месяцы войны. Менее распространён факт, что в период с 1 июля по 15 декабря 1941 года во внутренних округах и запасных авиаполках произошли 337 катастроф и 586 аварий. При этом погибли 604 человека личного состава и были разбиты 747 самолётов. Одной из причин сложившейся ситуации была названа неспособность командиров правильно оценивать метеорологическую обстановку. По этой причине в указанный период случились 22 катастрофы и 20 аварий. В приказе № 5 от 4 января 1942 года «О мерах по борьбе с аварийностью в частях ВВС округов и запасных авиаполках» заместитель народного комиссара обороны СССР генерал-полковник авиации П.Ф. Жигарев предписывал: «Внеаэродромные полёты и перелёты в составе групп самолётов выполнять при условии высоты облаков не ниже 200 м и видимости не менее 2 км». Не менее остро встал вопрос об организации перелётов над своей территорией. Для перелётов авиатехники между авиационными заводами и фронтом использовались воздушные трассы — утверждённые маршруты, оборудованные средствами навигационного и метеорологического обеспечения. Однако командиры авиационных подразделений часто сами выбирали маршрут перелёта к линии фронта. Они, если и пользовались назначенными трассами, то существенно отклонялись от них или игнорировали подачу заявок на перелёт. Такое самоуправство существенно усложняло работу войскам ПВО и авиационным метеорологам. Приказ № 184 от 9 марта 1942 года «Об упорядочивании перелётов над своей территорией» устанавливал строгий порядок действий для командиров перелетавших групп, нарушение которого каралось судом военного трибунала. 
    В декабре 1942 г. было принято решение о направлении полка под Сталинград. Но над аэродромом Лопатино (Самара) установилась плохая погода с частыми снегопадами и низкой облачностью. Майор М.М. Раскова организовала отправку технического персонала полка к месту новой дислокации по железной дороге, а 27 декабря, воспользовавшись «окном» хорошей погоды, «выпустила» на Сталинград эскадрильи Пе-2 и «Дуглас» со штабом полка.
   С утра шёл сильный плотный снег. Полку предстояло сделать дозаправку горючим на аэродроме в городе Энгельсе. Энгельс, стоит на левом, низком берегу Волги.  ниже  гор, которые его окружают, на 400-500 метров. За 60-70 км от Энгельса полк попал в густой снегопад, видимость практически нулевая. В таких случаях, по инструкции, самолёты обязаны развернуться и уйти на аэродром взлёта, если хватит горючего, если нет – то сделать вынужденную посадку "на пузо". Полк спешил к Сталинграду и продолжал лететь. Наверное, Марина Раскова надеялась, что они увидят аэродром и совершат посадку, и, когда (по времени) она решила, что подходят к городу Энгельсу, самолёты пошли на снижение, начали прижиматься к земле в поисках аэродрома, но скорость лёгких бомбардировщиков – 450 км в час, поэтому полк Расковой мгновенно врезался в гору. Машины разбились, экипажи погибли. Но не все. Последнее, правое звено, состоящее из 3-х самолётов, потеряло своё "крыло" (отстало от полка) и выполнило инструкции полёта – вышло из зоны сильного снегопада и сделало вынужденную посадку недалеко от маленькой деревушки. Посадку сделали на "пузо", прямо на глубокий снег". Все остались живы, технику восстановили.
    Показания свидетеля. Ковтун В.И.
    "Наша воинская часть обеспечивала перелёты боевых полков, которые пролетали в сторону Сталинградского фронта. Мы, группа авиамехаников, в этот день работали на складе запасных частей. И вот после полудня видим: по глубокому снегу верхом на лошади прямо к нашему складу скачет всадник. Лошадь вся взмыленная, ноздри её покрылись инеем, дышит тяжело. Всадник возбуждён, и на его лице выражение страха и ужаса. Он без всяких вступлений, сколько у него было сил, кричал: - Разбились самолёты! Много самолётов! Мы сразу же вместе с этим всадником (колхозником) побежали к штабу нашей части. Командир был на месте. Всадник очень коротко рассказал ему о катастрофе и заметил, что всё это произошло на расстоянии 14-15 километров от нашего аэродрома. Командир объявил тревогу, и в течение нескольких минут почти весь состав части на машинах, с топорами, лопатами выехал на место происшествия. Когда мы прибыли в район катастрофы, перед нами открылась ужасная картина: более 20-ти самолётов ПЕ-2 – это двухмоторные скоростные бомбардировщики, лежали исковерканные, покорёженные. У многих из них моторы, винты, крылья от удара разлетелись в разные стороны, некоторые горели, другие взорвались. Лишь небольшая часть самолётов "уцелела" (не подверглась пожару и взрыву). Нам приказали рубить топорами кабины, где располагались экипажи, в уцелевших самолётах. Группа из 4-х человек начала проводить эту операцию. Когда мы добрались до экипажа, то не нашли его: не было человеческих тел, они были превращены в массу, напоминающую фарш. Когда мы стали поднимать то, что осталось от человека, эта кровавая масса вся опустилась в штанины комбинезонов. Эта была такая страшная, удручающая картина, которую невозможно забыть! Вот, что делает скорость при столкновении с преградой."
     На месте гибели экипажа Расковой в Саратовской области был установлен памятный знак. Вместе с прославленной лётчицей, Героем Советского Союза, погибли штурман Кирилл Ильич Хиль, стрелок-радист Николай Николаевич Ерофеев и инженер Владимир Иванович Круглов. О гибеле других экипажей не указывается.

Место захоронения экипажа, как и подобает героям, было выбрано в центре Саратова – в парке «Липки», под большим каштаном на детской площадке. Тогда же были установлены и первые памятники, представляющие собой деревянные обелиски со звёздами и фотографиями погибших
защитников.


    Вскоре захоронение экипажа было перенесено сначала на центральный цветник парка, у фонтана, а затем на Воскресенское кладбище. Прах Марины Расковой был перезахоронен в Москве в кремлёвской стене. Рядом с местом первого захоронения, на детской площадке в Липках был установлен памятник погибшему экипажу Марии Расковой. Это была устремившая взор в небо фигура лётчицы, стоявшая на высоком постаменте. Сегодня этот памятник можно увидеть только на нескольких старых фотографиях. Памятник героям, был убран в 1990-е годы. (губернатор Аяцков). М. Раскова за время участия в отечественной войне была награждена вторым орденом Ленина, орденом Отечественной Войны 1-й степени и другими наградами. Память ее увековечена названиями улиц и памятниками во многих городах СССР и РФ.
   No comments




 
Subscribe
promo bar_chk may 6, 2016 20:45 343
Buy for 100 tokens
3 поста в сутки, приветствуется аккуратное и красочное оформление …
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 30 comments